Можно ли в питере пить воду из под крана


Можно ли пить воду из-под крана в Петербурге? Всегда актуальные материалы.

 Откуда вода попадает в дома петербуржцев?

Наталия Ипатова
Директор департамента информации и общественных связей
ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»

Для Петербурга Нева – безальтернативный источник питьевой воды. Река берёт своё начало в Ладожском озере и является естественным водоотводом до города. Поэтому крайне важно состояние воды именно в Ладоге.

98% поступающей в город питьевой воды – из Невы. Еще 2% – это подземные воды, которые используются для водоснабжения пригородов, в основном, на юго-востоке.

Нева приходит в город уже загрязнённой. На пути от Ладоги до Петербурга в неё попадают неочищенные сточные воды других населённых пунктов, смывы с сельхозполей и сбросы предприятий

Нева приходит в город уже загрязнённой. На пути от Ладоги до Петербурга в неё попадают неочищенные сточные воды других населённых пунктов, смывы с сельхозполей и сбросы предприятий. Более того, Нева является заключительным звеном всей единой водной системы Северо-Запада (туда входят Онежское озеро, озеро Ильмень, Ладожское озеро со своими водосборными бассейнами). Поэтому водоканал всегда говорит о том, что невозможно навести порядок только на «своём» участке. У загрязнений нет границ, и надо срочно решать вопрос с очисткой сточных вод в Ленобласти, Карелии и других регионах Северо-Запада. Чем мы и занимаемся.

Действительно ли вода из-под крана «питьевая»?

Узнать, какая вода течёт из крана в вашем доме, можно на сайте Watermap.

Кого-то это может удивить, но питьевая вода – это в первую очередь вода централизованных систем питьевого водоснабжения, вода на выходе водопроводных станций, из уличных колонок и резервуаров. И только потом – бутилированная
неминеральная вода. Иными словами, та вода, что идёт из-под крана, официально
пригодна для питья без предварительной фильтрации и кипячения.

В питьевой воде могут появляться продукты коррозии. Однако в таком количестве они не опасны для здоровья горожан

Наталия Ипатова
Директор департамента информации и общественных связей
ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»

Питьевая вода в Петербурге гарантированно безопасна и безвредна. Это значит, что, выпив воду из-под крана, вы не нанесёте никакого ущерба своему здоровью.

Те редкие случаи, когда в водопроводной воде фиксируются отклонения от нормативных значений, связаны исключительно с содержанием в ней железа. Дело в том, что невская вода– природно мягкая. Поэтому подходит для приготовления напитков, использования в быту. Так, стиральным и посудомоечным машинам в домах петербуржцев не требуются специальные умягчители воды. Но именно природная мягкость нашей воды делает её коррозионно активной. В период активной застройки Ленинграда (1970-е-1980-е гг. – Прим.авт.) водопроводные трубы делали из стали, которая, к сожалению, весьма восприимчива к коррозионным процессам. Из-за этого иногда в питьевой воде могут появляться продукты коррозии. Однако в таком количестве они не опасны для здоровья горожан и влияют лишь на вкусовые свойства воды.

В данном вопросе мнение Водоканала и экологических организаций несколько разнятся:

Здоровые люди, конечно, могут пить воду из-под крана и с ними ничего не случится. Но вот у астматиков или аллергиков уже могут возникнуть проблемы


Юрий Шевчук 

Председатель Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зеленый Крест»

Важно понимать, что Водоканал работает с нормативами, а, значит, ориентируется на здоровых людей. Они, конечно, могут пить воду из-под крана и с ними ничего не случится. Но вот у астматиков или аллергиков уже могут возникнуть проблемы. Эти люди чаще всего и обращаются насчёт загязнённой воды.

Вообще же качество воды оценивается по трём показателям: бактериологический состав, химический и минеральный. Бактерий в питьевой воде в Петербурге почти нет (поэтому, кстати, здесь редко болеют гепатитом). По химическим показателям ситуация уже двоякая: Водоконал работает хорошо, вода проходит полную очистку от вредных химических элементов. Однако, проходя по городским, часто устаревшим сетям, она снова загрязняется. Если мы возьмём старую трубу и разрежем её, то внутри обнаружим зеленоватый налёт (это микроорганизмы), а также ржавчину. От них можно избавиться только при помощи местных фильтров: либо в квартире, либо на всём доме. Но это субъективная причина плохого качества воды.

Вода в Ладожском озере ультрапресная, в ней мало минеральных соединений, так необходимых человеку

А объективная причина и самая печальная характеристика петербургской питьевой воды – это её минеральный состав. Вода в Ладожском озере ультрапресная, в ней мало минеральных соединений, так необходимых человеку. Поэтому горожанам часто прописывают принимать магний и кальций – кости из-за такой воды становятся очень хрупкими.

Как Водоканал борется с загрязнениями?

Наталия Ипатова
Директор департамента информации и общественных связей
ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»

Нева – судоходная река, и это Водоканал, безусловно, обязан учитывать. Поэтому на всех водопроводных станциях Петербурга несколько лет назад появились установки дозирования порошкообразного активированного угля. Они очищают воду от нефтепродуктов. Эти же установки используются во время сезонных ухудшений качества воды в Неве, например, во время паводков.

Кроме того, в Водоканале существует система раннего обнаружения загрязнений в реке. Она включает систему биомониторинга с использованием речных раков. Рабочее место рака – аквариум, в который подаётся невская вода с водозабора, не прошедшая обработку. К панцирю рака прикреплены специальные датчики, которые записывают кардиоритм и стресс-индекс рака в режиме онлайн. Система основана на том, что, в случае попадания в невскую воду опасных веществ, рак моментально реагирует: его сердце начинает биться намного быстрее, и соответствующий сигнал тут же поступает диспетчерам.

Есть также и система раннего обнаружения нефтепродуктов в Неве. До входа Невы в город, перед первым водозабором Водоканала, на мосту установлено специальное оборудование – так называемые «крабы». Это приборы, которые замеряют толщину нефтяной плёнки на поверхности воды и концентрацию в ней нефтепродуктов. Все полученные данные передаются в диспетчерскую – и дальше уже решают, включать установки дозирования активированного порошкообразного угля или нет. 

Иностранный опыт

Piterstory выбрал несколько городов, где чистота воды из-под крана – едва ли не предмет гордости, а покупать её в пластиковых бутылках считается дурным вкусом.


Стокгольм
В Швеции много природных озёр, а самые крупные из них Венерн, Веттерн и Меларен. На восточном побережье последнего и расположился Стокгольм. Во-первых, в самом озере вода идеально чистая, верным показателем чего служат лосось и форель, которые там водятся.
Во-вторых, в Швеции довольно вкусную питьевую воду получают путём очистки сточных вод.


Хельсинки
В столицу Финляндии вода поступает из озера Пяйянне по туннелю длиной 120 километров. На начальном этапе она проходит водозабор, затем поступает по туннелю на водоочистительные комплексы, озонируется, проходит нормализацию кислотно-щелочного баланса, вновь фильтруется и, наконец, очищается системой ультрафиолетового обеззараживания.


Вена
Ежедневно Вена получает 400 000 кубометров воды по двум водопроводам из горных источников в областях Шнееберг, Ракс, Шнееальпе и Хохшваб. Поэтому пить воду из-под крана можно смело, тем более, что её же подают к кофе в любом заведении.
А водонапорная башня в стиле «индустриального историзма» осталась в Вене исключительно в качестве памятника. 


Цюрих
Не только в Цюрихе, но и в любом другом швейцарском городе вода кристально чистая по вполне очевидной причине –идёт она из гор. К тому же в стране отказались от использования пестицидов в сельском хозяйстве. Ну и Романдская федерация потребителей утверждает, что водопроводная вода в Швейцарии в 1000 раз экологичнее и в 500 раз дешевле бутилированной.

Фото: flickr.com

piterstory.com

Из-под крана или из бутылки: какую воду можно пить в Петербурге

Как контролируется качество воды в Петербурге? Можно ли использовать воду из-под крана? Роспотребнадзор обнародовал доклад, в котором содержатся данные о химическом составе, степени очистки, наличию или отсутствию вредных веществ. Петербург в этом плане благополучнее других регионов.

Корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Татьяна Самсонова расскажет.

Проверка качества водопроводной воды в Петербурге ведется на всех этапах — на водозаборе, в процессе очистки, на выходе со станции. Анализ проб ведут по 83 показателям. Специалисты утверждают, неудовлетворительные результаты исследований встречаются крайне редко. А если и встречаются, их никогда не скрывают. 

«Превышение отмечается по санитарно-химическим показателям, по микробиологии все пробы у нас соответствуют нормативам и доля нестандарта ниже, чем в Российской Федерации в целом, поэтому по нашим нормативам, которые есть, считается, что население города обеспечено 100% доброкачественной питьевой водой».

Анастасия предпочитает верить не исследованиям, а своим глазам. Девушка уверяет, из ее крана течет не пригодная для употребления вода. Привозить чистую приходится из специально оборудованных источников. 

«С виду вода прозрачная, не видно, что с ней что-то не так, но я все равно ее опасаюсь пить, потому что если ее оставить постоять, то выпадет прямо осадок, невооруженным глазом можно будет увидеть крупинки ржавчины».

Эксперты заявляют, грязной вода становится в процессе транспортировки до квартиры. От станции очистки до крана длинный путь. А резервуары и трубы водопроводной сети Петербурга не всегда пригодны к эксплуатации из-за возраста. 

«Если вода не прозрачная, а какая-то мутная и тем более цветная, то, конечно, такую воду употреблять нельзя. Проблемы, связанныя с появлением ржавчины в воде, как правило, связаны с внутренней разводкой в доме, поэтому нужно разбираться либо с жилищной компанией, либо искать какую-то другую причину».

«Многие уверены, что качество водопроводной воды можно значительно улучшить, если ее вскипятить или пропустить через фильтр. Однако эксперты уверяют, такие методы бывают малоэффективны. Такой фильтр, например, представляет собой некую сетку, через которую не могут пройти только крупные частицы загрязнений. А это значит, что хорошо очистить воду таким способом практически невозможно».

Многие проблему грязной воды решают просто — покупают в магазине бутилированную, считая, что она и чистая, и полезная. Однако последние исследования показывают, такой воде также не стоит доверять на сто процентов, тем более если она в пластиковой таре. 

«Пластик — это полимер, его молекула пропускает через себя ультрафиолетовые лучи и большое содержание газов, которые содержатся в атмосферном воздухе, вот в чем его опасность. При нахождении такой бутылки под прямыми солнечными лучами у нас с вами происходит простой процесс окисления».

Специалисты советуют покупать воду исключительно в стеклянных бутылках. И, конечно, стоит обращать внимание на то, в каких условиях она хранится в магазине. Только в этом случае есть шанс купить чистую и безопасную воду.

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях», Instagram и «ВКонтакте».

topspb.tv

можно ли пить воду из под крана?

Питьевой потенциал Невы огромен. Однако из-за растущей промышленной нагрузки, вода постоянно подвергается агрессивному воздействию различных биохимических веществ, вследствие чего теряет большинство полезных свойств. Как утверждает официальная статистика, уровень отклонения от ее бактериологической нормы составляет целых 61%. При том что в основном вода централизованных систем питьевого водоснабжения города считается абсолютно пригодной для бытового употребления. Так, насколько же критична ситуация? И стоит ли запасаться бутилированной водой?

Вода, которую мы пьем!

Причины, по которым жители Петербурга вынуждены использовать некачественную воду скрываются в топографических особенностях региона и его главной водной артерии. Дело в том, что Нева, берущая свое начало в Ладожском озере, завершает водную цепь всего Северо-Западного региона и является для Петербурга основным природным водоотводом.

Именно из Невы поступает 98% городской питьевой воды.

Однако, проходя длительный путь от истока до водозабора, река буквально напитывается промышленными стоками из, прилегающих к ней, соседних приток и бассейнов.

Очищаются же такие воды всего лишь на 70%. Забор образцов проводится с разных участков предполагаемой санитарной зоны Невы. После этого пробы отправляются на тщательнейшее лабораторное исследование в 174 эпидемиологических контрольных пункта города. Основная нагрузка по обеспечению бесперебойного поступления питьевой воды в дома петербуржцев лежит на 5 крупнейших городских водопроводных станциях — ГВС, СВС, ЮВС, ВС Волково и ВОС Колпино — Южного, Северного и Центрального района города.

Критерии оценки качества питьевой воды в СПб

Проверяется питьевая вода по 86 санитарным показателям, среди которых в первой тройке обязательных критериев — ее бактериологический, химический и минеральный состав.

Относительно бактерий, то они в невской воде практически отсутствуют. Этим фактом, кстати, объясняется низкий уровень заболеваемости гепатитом в Петербурге.

А вот с другими показателями ситуация обстоит иначе. Из-за устаревшей системы водопровода, текущая по ржавым трубам вода, даже после предварительной тщательной очистки, быстро загрязняется и утрачивает свои нормативные значения. Очень часто в такой воде обнаруживается высокий процент содержания железа.

Интересное видео о водоканале в Санкт-Петербурге смотрите ниже:

Также из-за ультрапресности Ладожского озера, в ней не хватает полезных для человеческого организма минералов, в связи с чем, петербуржцы вынуждены дополнительно принимать кальций и магний.

Остальными важными показателями, определяющими свойства питьевой воды, являются:

Проверка качества производится с использованием специального технического оборудования, систем непрерывного онлайн-прогнозирования, лабораторного наблюдения и контроля со стороны независимых организаций, Роспотребнадзора и Центра исследования и контроля качества воды. Прибегают также и к универсальному методу биомониторинга, предполагающего задействование для раннего обнаружения водного загрязнения речных раков.

Способы очистки питьевой воды

Прежде чем попасть в краны горожан, вода проходит глубокое очищение. Для большей эффективности данного процесса, в службе Водоканала используют сразу несколько методов санитарной обработки питьевой воды:

Таким образом, систематический контроль качества питьевой воды, обеззараживание и фильтрация способствуют ощутимому улучшению ее санэпидемиологических показателей и делают питерскую воду безопасной для использования.

Ещё одно видео о качестве воды в Санкт-Петербурге:

piterbu.ru

5 фактов о воде Петербурга

Мы пьем Неву

 

Как и 300 лет назад, сейчас жители Петербурга пьют воду из Невы. Только раньше воду черпали из реки напрямую или покупали у водовозов, а сейчас мы открываем дома водопроводный кран. Постоянно действующему городскому водопроводу уже исполнилось 155 лет. В момент создания он был частным, снабжал только небольшую часть левого берега Невы в районе начала нынешнего проспекта Чернышевского, и забираемая напрямую вода из реки совершенно не очищалась. Сегодня городская водопроводная сеть протянулась почти на 7 тыс. км, работает без перебоев 24 часа в сутки 365 дней в году, и эту воду можно пить прямо из крана, не опасаясь заражения тифом или холерой. К слову сказать, центральный водопровод Петербурга за период в 155 лет не работал только два дня – 25 и 26 января 1942 года, когда в блокадном Ленинграде было полностью выключено электричество.

 

Устойчивая система

 

Сегодняшняя система водоснабжения Санкт-Петербурга – это комплекс взаимосвязанных инженерных сооружений, обеспечивающих бесперебойную подачу потребителям питьевой воды. В состав комплекса входят 9 водопроводных станций, 198 повысительных насосных станций, сеть трубопроводов протяженностью 6938 км. 

Из Невы забирается около 98% воды, которая проходит обработку на 5 наиболее крупных водопроводных станциях: Главной водопроводной станции (ГВС), Северной водопроводной станции (СВС), Южной водопроводной станции (ЮВС), Волковской водопроводной станции (ВВС), Водопроводных очистных сооружениях (ВОС) Колпино. 

Весь город поделен на три зоны водоснабжения: Южную, Северную и Центральную. Южная зона обеспечивает водоснабжение Московского, Фрунзенского, Красносельского, Кировского, Колпинского и Пушкинского районов, а также левобережную часть Невского района и часть Петродворцового района. Центральная система обеспечивает водоснабжение Центрального, Адмиралтейского, Василеостровского и Петроградского районов, части Московского и Кировского районов. Северная система отвечает за Выборгский, Калининский, Красногвардейский, Курортный, Приморский районы и правобережную часть Невского района.

 

Хлорка - это миф

 

 

Вопреки расхожему мнению, использование жидкого хлора для обеззараживания питьевой воды в Петербурге полностью прекращено с июня 2009 года. Причиной отказа стало отнюдь не вредное воздействие хлора на организм, а опасность при транспортировке баллонов с хлором по городским улицам. Вместо него сейчас используется гипохлорит натрия, его дезинфицирующее действие  основано на том, что при растворении в воде он точно так же, как хлор, образует хлорноватистую кислоту, которая оказывает непосредственное окисляющее и дезинфицирующее действие. На водопроводных станциях Петербурга после обеззараживания питьевой воды гипохлоритом натрия также применяется ультрафиолетовая обработка воды. Наш город стал самым первым мегаполисом в мире, где была применена двухступенчатая технология очистки питьевой воды – химическая и физическая. Вторым таким городом в мире стал Нью-Йорк.

 

Качество питьевой воды

 

 

Проверка качества питьевой воды в нашем городе осуществляется на 174 контрольных точках по 86 показателям. Одних только групп показателей насчитывается восемь: обобщенные, органолептические, химические, микробиологические, паразитологические, вирусологические, гидробиологические и показатели радиационной безопасности. Уровни контроля качества включают в себя оперативный технологический контроль с использованием автоматических анализаторов online и систем автоматического непрерывного мониторинга, лабораторный контроль, контроль со стороны независимой организации – Центра исследования и контроля качества воды, а также контроль со стороны Роспотребнадзора.

 

Раки и улитки

 

 

На всех городских водозаборах для контроля состояния воды в реке Неве – наряду с приборным контролем используется система биомониторинга, разработанная учеными Санкт-Петербургского научно-исследовательского центра экологической безопасности Российской академии наук. Состояние воды в Неве контролируют речные раки. Раки «работают» в «Водоканале» с декабря 2005 года. Их рабочие места – на всех городских водозаборах. На Юго-Западных очистных сооружениях контролировать качество очистки сточных вод также помогают раки: в зимнее время года – это речные раки, а летом – австралийские (более теплолюбивые). А следить за составом дымовых газов, выходящих с завода по сжиганию осадка на Юго-Западных очистных сооружениях, помогают улитки. Все животные-биоиндикаторы не подменяют собой методы приборного и лабораторного контроля, а дополняют их.

 

saint-petersburg.ru

Петербург стал первым в мире городом, где вся питьевая вода проходит обработку ультрафиолетом — Российская газета

Кто-то удивится, но это факт: одно из самых эффективных предприятий Санкт-Петербурга работает в коммунальной сфере. Той самой, которая многими все еще воспринимается как символ неповоротливости, косности и убыточности. Но эти многие вряд ли знакомы с работой ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга".

Конечно, так было не всегда. Конечно, новые технологии требовали денег. Но городские власти деньги нашли - и не прогадали. Потому что в результате сегодня Петербург не просто имеет современную, европейского уровня компанию, которая обеспечивает город качественной питьевой водой. Благодаря этой совместной работе - городских властей и "Водоканала" - Санкт-Петербург первым в мире осуществил ряд важнейших экологических проектов. Проектов, от которых напрямую зависит здоровье будущих поколений.

Здесь живут раки

Санкт-Петербург берет воду из Невы. А Нева - река очень красивая, но не очень чистая. Все-таки - большой город, серьезная промышленность, интенсивное судоходство... В общем, вода в Неве - это не вода из горного ручья. Ей нужна серьезная очистка.

Но еще до того, как начнется процесс очистки, невскую воду контролируют речные раки. Эти раки "работают" на водозаборах "Водоканала". Собственно, работа несложная - жить своей жизнью, но очень важная.

"Систему биомониторинга качества воды мы внедрили несколько лет назад, - рассказывает генеральный директор ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" Феликс Кармазинов. - Это действительно уникальная система, ее нам предложили ученые из Российской академии наук. По сути, это те самые биотехнологии, о которых сейчас так много говорят. И мы продолжаем заниматься активным внедрением биотехнологий в работу петербургского "Водоканала".

Принцип действия системы биомониторинга основан на том, что раки моментально реагируют на появление в воде токсичных веществ: у них учащается сердцебиение. А поскольку к водоканальским ракам подключен специальный аппарат, который пишет их кардиоритм, об изменении этого ритма тут же узнают сотрудники водопроводной станции.

Раков подстраховывают рыбки. Они тоже контролируют состояние воды: если в воде появляется что-то нехорошее, рыбки начинают метаться и сигнализировать.

Правда, за все время работы раков и рыбок подобных ситуаций пока не возникало, но пресноводные "сотрудники" бдительности не теряют.

Режим работы у раков, к слову, щадящий. Двое суток несения службы в специальном аквариуме с невской водой - и потом в течение четырех суток можно спать и отъедаться. Работают парами, но на службу берут только раков мужского пола. Это не дискриминация, а научно обоснованные рекомендации ученых.

Прощание с хлором. И аммиаком

Собственно превращение обычной невской воды в воду питьевую, соответствующую всем стандартам, - процесс непростой. Здесь есть и фильтрование, и обесцвечивание, и обеззараживание. Воду надо очистить не только от видимой глазу грязи, но и от бактерий и вирусов.

С бактериями традиционно борются, хлорируя воду. И еще недавно в Петербурге, как и везде, использовали для этого жидкий хлор. Баллоны с хлором в огромном количестве хранились прямо на водопроводных станциях, большинство из которых расположено в городской черте, а Главная водопроводная станция - в самом сердце города, буквально в сотнях метров от Смольного.

Между тем хлор - это сильнодействующее ядовитое вещество. И любой объект, где хранится хлор (тем более если речь идет о десятках тонн хлора), - это объект повышенной опасности. Случись утечка - и под угрозой могло оказаться здоровье не только сотрудников станции, но и тысяч людей, живущих и работающих поблизости.

Сегодня все это в прошлом. Петербургский "Водоканал" первым в России полностью отказался от использования хлора для обеззараживания воды - ему нашли замену в виде безопасного гипохлорита натрия. Обеззараживающие возможности гипохлорита натрия - не меньше, чем у хлора, а вот угрозы он не представляет никакой. Сегодня на водопроводных станциях Петербурга построены и работают заводы по производству гипохлорита натрия. И весной этого года последний баллон хлора в торжественной обстановке покинет территорию "Водоканала".

Но для того чтобы обеззараживающее действие гипохлорита натрия сохранилось во время путешествия воды по трубам от водопроводных станций в домашние водопроводные краны, воду необходимо аммонировать. И опять-таки - для этого традиционно использовался аммиак. Тоже весьма опасное химическое вещество, которое в больших количествах лучше бы не хранить. Сегодня на петербургских водопроводных станциях таблички "Опасно: аммиак!" уходят в историю. А все потому, что удалось найти альтернативу - сульфат аммония. Это абсолютно безопасная соль, но она не менее эффективна, чем традиционный аммиак.

Под ультрафиолетом

Впрочем, победить только бактерии - этого недостаточно. Оставались еще вирусы, с которыми с помощью хлорирования не справиться. В Петербурге эту проблему решают с помощью обработки воды ультрафиолетом.

И - внимание! - Петербург стал первым мегаполисом в мире, где абсолютно вся питьевая вода проходит обработку ультрафиолетом. Причем и технологии, и используемое оборудование - российского производства. Здесь мы перегнали Америку - Нью-Йорк еще только готовится перейти на 100-процентную обработку воды ультрафиолетом (он, по всей видимости, станет вторым мегаполисом в мире, справившимся с этой задачей).

Любопытный факт: за последние годы в Санкт-Петербурге заболеваемость гепатитом А снизилась в 20 раз.

Кстати, качество воды в Санкт-Петербурге контролируется в 444 точках по 139 показателям. При этом контроль проводят как сотрудники "Водоканала", так и независимые организации - Центр исследования и контроля воды и Роспотребнадзор.

Не будет Балтика цвести

Но вода - она должна не только приходить в дома и на предприятия, но и куда-то оттуда деваться. Причем если в процессе водоснабжения главное - обеспечить потребителей водой качественной, абсолютно безопасной, то при водоотведении основная задача - минимизировать вред, который может нанести природе то, во что превращается вода в процессе производственной и иной деятельности людей. То есть сточные воды надо как следует очистить.

До 1978 года в Ленинграде вообще не было очистных сооружений. Все стоки, которые город тогда "нарабатывал", - а это

3,5 миллиона кубометров в сутки! - сбрасывались в Неву (то есть в Балтийское море) без всякой очистки.

Сегодня в Петербурге очищается 87 процентов сточных вод. Через пару лет, когда будет достроен Главный канализационный коллектор, уровень очистки составит 98 процентов.

И здесь важен не только сам факт очистки. Важно качество очистки, ее глубина. Дело в том, что когда десятки лет назад строились первые очистные сооружения, никто не думал, что фосфор и азот, в больших количествах содержащиеся в стоках, очень вредны для Балтийского моря. Что от них Балтика цветет - и это не то цветение, которому следует радоваться. Чем более активны сине-зеленые водоросли (для которых фосфор с азотом - любимое лакомство), тем меньше шансов выжить у других обитателей Балтийского моря.

Сегодня на очистных сооружениях петербургского "Водоканала" благодаря проведенной модернизации и внедрению новых технологий удалось добиться глубокой очистки сточных вод от фосфора и азота.

Нормативы по фосфору и хлору устанавливаются ХелКОМом (Хельсинской конвенцией по защите экологии Балтийского моря). Сегодня хелкомовский норматив, к примеру, по фосфору - 1,5 мг/л. В воде, прошедшей через очистные сооружения петербургского "Водоканала", содержание фосфора 0,5 мг/л. И это значит, что "Водоканал" уже сегодня выполняет те нормативы ХелКОМа, которые начнут действовать лишь с 1 января 2010 года (они как раз составляют 0,5 мг/л по общему фосфору).

Добиться таких результатов удалось благодаря объединению усилий всех заинтересованных сторон - и самого "Водоканала", и администрации Санкт-Петербурга, и соседей по Балтике (прежде всего финских партнеров). Кстати, в этом году сотрудничеству петербургского "Водоканала" с министерством охраны окружающей среды Финляндии исполняется 20 лет.

Без осадка

Если бы не умение объединять усилия, если бы не активная поддержка городской администрации, вряд ли удалось бы реализовать крупнейшие экологические проекты Северо-Западного региона.

Один из таких проектов - Юго-Западные очистные сооружения. Их строили в полном смысле слова "всем миром". В 2005 году на торжественной церемонии ввода ЮЗОС в эксплуатацию присутствовали и президент России Владимир Путин, и президент Финляндии Тарья Халонен, и премьер-министр Швеции Йоран Перссон, и губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Ввод в строй Юго-Западных очистных сооружений практически вдвое сократил сброс неочищенных сточных вод в акваторию Финского залива. Этот проект стал первым в России, реализованным по схеме государственно-частного партнерства с привлечением международных финансовых организаций.

Но сточные воды мало очистить от всяких гадостей. Надо куда-то деть тот осадок, который в процессе образуется.

Раньше в Петербурге этот осадок просто складировали. Что было, мягко говоря, не очень полезно для окружающей среды. И при этом с каждым годом на это требовалось все больше и больше места.

Сегодня его сжигают. На трех заводах, которые были построены за последние годы. И опять Петербург стал первым городом в мире, где полностью удалось решить проблему утилизации осадка сточных вод.

Более того, в процессе сжигания осадка вырабатываются тепло и электроэнергия. И тем самым экономятся энергоресурсы, потребляемые "Водоканалом". В результате, несмотря на то что за последние годы были введены в эксплуатацию большие энергоемкие объекты, в целом энергопотребление в ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" уменьшилось примерно на 30 процентов.

Горячие точки остывают

В свое время ХелКОМ составил список "горячих точек" - основных источников загрязнения Балтики. Четыре из них относились к зоне ответственности "Водоканала".

Сегодня в списке "горячих точек", выявленных ХелКОМом в Петербурге, осталась лишь одна, связанная с прекращением сброса неочищенных стоков в Балтийское море. Она исчезнет, как только будет достроен Главный канализационный коллектор.

Это очень сложный, очень дорогой - и очень важный проект. Коллектор - не просто труба в земле. Это сложнейшее инженерное сооружение: коллектор прокладывается под землей на глубине 40-90 метров, его внутренний диаметр - более 3 метров.

Первый пусковой комплекс коллектора был запущен в октябре 2008 года - в день, когда петербургский "Водоканал" праздновал свое 150-летие. Впереди - еще второй и третий пусковые комплексы.

Главная награда

"Когда я двадцать с лишним лет назад начинал работать в ленинградском "Водоканале", мы не были даже в первой двадцатке водоканалов Советского Союза. Сейчас мы - лидеры. И это благодаря тому, что нас активно поддерживает город, что нам помогали и помогают финны, - говорит генеральный директор ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" Феликс Кармазинов. - И сейчас уже появились направления, где мы занимаем лидирующие позиции, и уже наши западные коллеги учатся у нас".

За последние годы петербургский "Водоканал" собрал внушительную коллекцию наград: Гран-при конкурса "Лучшее предприятие жилищно-коммунального хозяйства России", премия правительства Российской Федерации в области качества, награда Европейской ассамблеи бизнеса "Лучшее предприятие Европы", Национальная экологическая премия - перечислять премии и призы можно долго.

Но главное - это не награды и не почетные звания. Главное, что холодная вода, которая течет в Петербурге из кранов, действительно питьевая. То есть ее можно смело пить. А еще - что будущим поколениям в наследство останется чистая Балтика.

rg.ru

Какую воду лучше пить в Петербурге › Статьи и новости › ДокторПитер.ру

В наших кранах течет вода из Невы. Именно она обеспечивает систему водоснабжения Петербурга. Можно ли ее пить и есть ли у нас альтернатива, «Доктор Питер» узнавал у заместителя начальника отдела надзора за условиями проживания населения Управления Роспотребнадзора по Петербургу Николая Боровкова.

По-хорошему, город должен снабжаться за счет подземных вод, но в Петербурге такой возможности нет. При необходимом минимуме 31,5 литра воды на человека в день, наши подземные источники могут дать 30 литров, а этого недостаточно. Поэтому и приходится пользоваться водой из Невы.

Но не стоит этого пугаться. Система очистки на Петербургском водоканале одна из лучших в России. И, прежде чем попасть в наши краны, вода освобождается от механических включений, в том числе от мелкодисперсных частиц, а также проходит обеззараживание. Причем для уничтожения микроорганизмов в Петербурге используют не только химические вещества, но и ультрафиолетовое излучение. Это не оставляет микробам шансов на выживание.

– Вода в Петербурге абсолютно безопасна. Более того, она одна из самых чистых в крупных городах России, — уверяет Николай Боровков. — Другое дело, что по своему составу она оставляет желать лучшего: в ней мало кальция, магния, йода и других необходимых организму веществ. И выходит, что петербуржцы их недополучают.

Роспотребнадзор несколько лет назад предлагал городским властям меры по обогащению водопроводной воды полезными соединениями, в том числе была идея создания дополнительного водопроводного источника, по которому поступала бы именно питьевая вода. Но разработки санитарной службы воплощения пока не нашли и, по-мнению Николая Боровкова, в ближайшее вряд ли найдут.

Обогащать же всю воду, которая поступает в дома петербуржцев, смысла нет. Удовольствие это недешевое, большая часть воды все равно будет расходоваться на технические нужды, и деньги будут сливаться в канализацию.

В общем, для питья вода из крана не то чтобы не пригодна, скорее, бесполезна. Хотя, если учесть, что в дома ее подают по старым трубам, многие из которых проржавели, она может оказаться даже вредна. Поэтому сырую воду пить не стоит — ее нужно обязательно кипятить и отстаивать.

А Николай Боровков и вовсе рекомендует для питья и приготовления пищи использовать бутилированную воду. Но здесь тоже есть тонкость: бутилированная вода первой категории от водопроводной отличается не сильно, поэтому покупать стоит только воду высшей категории. Такую воду берут из самостоятельных, как правило, подземных, родниковых или артезианских источников, надежно защищенных от биологического и химического загрязнения. За сбалансированность ионного состава воды высшей категории ручается СанПиН.

Покупая воду, обратите внимание на этикетку: на ней должна быть маркировка «вода высшей категории», а также показатели жесткости, щелочности и ионный состав, закрепленные в СанПиНе.

Для воды высшей категории они должны составлять:
Общая минерализация (сухой остаток): 200 — 500 мг/л
Жесткость: 1,5 — 7 мг-экв/л
Щелочность: 0,5 — 6,5 мг-экв/л
Кальций (Ca): 25 — 80 мг/л
Магний (Mg): 5 — 50 мг/л
Калий (K): 2 — 20 мг/л
Бикарбонаты (HCO3): 30 — 400 мг/л
Фторид-ион (F): 0,6 — 1,2 мг/л
Йодид-ион (J): 40 - 60 мкг/л

© Доктор Питер

doctorpiter.ru

Как очищают воду в Петербурге — The Village

Активированный уголь, ультрафиолетовое излучение, безвредные химические реагенты и десант аквариумных раков обеспечивают горожан той водой, которая каждый день поступает в дома. Её очисткой и транспортировкой занимается петербургский Водоканал, в ведении которого находятся 9 городских водопроводных станций. Корреспондент The Village побывал на одной из них, выяснил, как очищают воду и можно ли пить её прямо из-под крана.

 

Станции очистки воды

Среднестатистический петербуржец в день расходует около 300 литров воды. Основной ее объем идет на умывание, приготовление еды и уборку квартиры. В течение года нагрузка у всех водопроводных станций, где воду очищают и распределяют по городу, примерно одинаковая. Есть лишь два пиковых дня, когда она возрастает. Это 31 декабря, когда люди начинают мыться перед Новым годом, и 31 августа, когда все возвращаются с детьми с дач и из отпусков.

Очистка воды идёт на девяти водопроводных станциях, многие из которых построены ещё в довоенный период. Сейчас Водоканал переоборудует существующие системы, а самым современным на сегодняшний день считается блок К-6, действующий с 2010 года на Южной водопроводной станции. В ближайшие четыре года новое оборудование появится ещё на трёх предприятиях, а затем и на всех остальных станциях. Несмотря на разницу в оснащении, все они работают по схожей схеме. 

 

миллиона кубометров воды в сутки подают в дома Петербурга
водопроводных станций


 

Елена Нефедова, главный технолог системы водоснабжения ГУП «Водоканал»: «Нева — одна из самых мягких рек в мире, в ней мало солей кальция и магния. С точки зрения обывателя, она удобна в быту, но не является физиологически полноценной для организма. Одна из проблем — это перенасыщение воды железом, которое происходит при транспортировке до крана потребителя. Мы отвечаем за воду, которая поступает к дому, а за внутренние сети ответственность несут управляющие компании. У нас действует горячая линия, мы принимаем все жалобы и отслеживаем устранение проблем. Как и во всём мире, у нас сейчас снижаются объёмы подачи воды. Если ещё семь лет назад это было три миллиона кубометров воды, то сейчас — два миллиона. Происходит это по двум причинам: рост уровня жизни населения и технические усовершенствования, позволяющие снижать потери воды».


Биомониторинг

Раки появились в Водоканале в 2005 году. Сейчас на станциях их живёт около 60. Для каждого из них оборудован резервуар, куда вода поступает прямо из Невы. То есть животные мониторят её ещё до очистки. Раки работают эффективнее любых физико-химических методов, поскольку определяют токсичность воды в течение двух минут. И реагируют они не только на стандартный набор загрязнителей, но и на совершенно новые вещества, что может обезопасить город в случае террористической атаки. 

К панцирям раков прикреплены специальные датчики, которые фиксируют частоту их сердцебиения. Данные выводят на монитор в виде светофора, где зелёный свидетельствует о комфортном состоянии, жёлтый — о беспокойном, а красный — о критическом. Тревогу объявляют, если красный загорится сразу у трёх беспозвоночных.

У каждого животного есть своя медицинская карта. Перед поступлением на должность его обследуют, как космонавта: смотрят на реакцию в подвешенном состоянии, оценивают скорость перехода в возбуждённое состояние, выявляют темперамент. В Водоканал берут только сангвиников — они быстрее всего реагируют на изменения среды. Действует здесь также и жёсткая половая дискриминация: на работу принимают только самцов, потому что раки женского пола более нервозны и не могут адекватно оценивать состояние воды.

В качестве живого мониторинга рядом с раками плавают окуни и караси. Но они здесь больше для красоты. Рыбе потребуется несколько часов, чтобы отреагировать на изменения состава воды, а понять, что в жидкости присутствуют опасные примеси, можно только если караси с окунями умрут.

 

В Водоканал берут только раков-сангвиников мужского пола. Они чутко реагируют на среду, но не слишком нервозны

 

Очистка

Сегодня водоочистка петербургской воды одна из лучших в стране. Это результат двух нововведений последних лет: во-первых, воду стали обрабатывать ультрафиолетом, во-вторых, хлор заменили на относительно безвредный гипохлорит натрия. Последний баллон с опасным при транспортировке хлором с церемониями вывезли в 2009 году с Северной водопроводной станции. 

Наиболее современный блок Водоканала — К-6 —перерабатывает около 350 тысяч кубометров воды, которая идёт в Московский, Фрунзенский, Красносельский районы. В ближайшие годы все станции города оснастят таким же оборудованием.

Вся система работы в новом блоке полностью автоматизирована, два дежурных следят за очисткой через мониторы. Воду из Невы, которую уже промониторили раки, сначала насыщают озоном. С его помощью жидкость окисляется, что делает дальнейшее очищение более эффективным. Озон получают из воздуха через специальные аппараты здесь же, на станции. Потом в воду добавляют коагулянт — сульфат алюминия, который способствует образованию осадка из примесей. После этого вода перетекает в камеры-мешалки. В первой при медленном вращении коагулянт хорошо растворяется, во второй всплывают примеси — грязно-белые пенистые образования, а в третьей осадок уже группируется в хлопья, так их называют в Водоканале. 

 

Главные нововведения Водоканала — обработка воды ультрафиолетом и замена хлора на гипохлорит натрия

Блок К-6, действующий с 2010 года на Южной водопроводной станцииК-6 — самый современный блок, который есть в ВодоканалеПо его примеру в ближайшие годы переоборудуют все водоочистные сооружения городаТрубы, по которым вода поступает на станцию после мониторинга ракамиГидравлический прыжок, во время которого в воду добавляют коагулянтКамера-мешалка, где вода отделяется от хлопьев грязиКамеры-мешалкиКамера-мешалка с хлопьямиПолочный отстойник, куда прилипают хлопья грязи, образующиеся в воде с помощью коагулянтаПолочный отстойникПолочный отстойникОсадок в полочном отстойникеПриспособление для перемещения техникиОдна из стадий фильтрации через активированный уголь и песокПорошкообразный уголь удаляет запах и примеси нефтепродуктовОзон получают из воздуха через специальные аппаратыОзон получают из воздуха через специальные аппараты

Чтобы убрать из воды неаппетитные хлопья, воду отправляют в отстойники. Это огромные пластины, на которые налипает осадок, пока будущая питьевая вода утекает на дальнейшую очистку. Все осевшие вещества отправляют на отдельную переработку. В огромной центрифуге их обезвоживают, утрамбовывают — и хоронят на полигоне. В последнее время Водоканал пытается найти пункты сбыта для осадка, поскольку его можно использовать при производстве тротуарной и керамической плитки. 

 

Водный осадок с фильтров можно использовать при производстве тротуарной и керамической плитки

Тем временем вода течёт дальше и проходит фильтрацию через активированный уголь и песок, которые меняют раз в четыре года. Порошкообразный уголь в качестве фильтрата ввели не очень давно — он удаляет запах и примеси нефтепродуктов. Кстати, жидкость для промывки фильтров не сбрасывают в Неву, а тоже отправляют на очистку.

Резервуар для чистой водыНесколько раз в день воду проверяют в лабораторииВсе осевшие вещества отправляют на отдельную переработку В огромной центрифуге осадки обезвоживают, утрамбовывают и хоронят на полигонеВодоканал пытается найти пункты сбыта для осадка, поскольку его можно использовать при производстве тротуарной и керамической плиткиКамера ультрафиолетового излученияВода проходит ультрафиолетовое облучение. В этих аппаратных пахнет примерно так же, как в лор-процедурной или в солярииВода проходит ультрафиолетовое облучениеВода проходит ультрафиолетовое облучение

После фильтрации в воду загружают реагенты: сульфат аммония и гипохлорит натрия. Их запах мы чувствуем, набирая воду из-под крана. Хлорсодержащие вещества используют до сих пор во всём мире. Они нужны, чтобы в ходе транспортировки вода сохраняла свойства. Наконец чистая вода попадает в резервуары, где её обеззараживают с помощью ультрафиолетового излучения. В этих аппаратных пахнет примерно так же, как в лор-процедурной или в солярии. После облучения воду отправляют к людям.

 

Безопасность

Работники Южной водопроводной станции пьют воду из-под крана не беспокоясь за своё здоровье. С очистных сооружений жидкость уходит стопроцентно безопасной. Загрязниться она может поднимаясь по трубам уже в самих зданиях. Их обслуживает не Водоканал, а жилищно-коммунальные службы. Поэтому каждому жителю города рекомендуют произвести экспертизу и узнать, нужно ли ставить дополнительные фильтры на домашние краны. При выборе фильтра нужно обращать внимание на его содержание. Функции глубокой очистки и смягчения неактуальны для Петербурга: в воде и так отсутствуют кальций и магний, которые делают её жёсткой. Главное, с чем очиститель должен справляться, — избыток железа, накапливающегося в старых трубах. 

 

— безопасность воды, которая уходит с очистных сооружений

 

Фотографии: Дима Цыренщиков 

www.the-village.ru

Какую воду пьют в Петербурге?

В минувшие выходные ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» провёл для группы журналистов и блоггеров экскурсию по стратегически важным объектам – Юго-западным очистным сооружениям и Южной водопроводной станции. Многомиллионный город потребляет в сутки миллионы кубометров воды. Какая вода поступает в квартиры жителей и что, в каком виде, Петербург возвращает природе? Два направления – подача воды и очистка – как это работает? Обо всём по порядку – со слов тех, кто знает о невской воде всё.

Распложены сооружения сразу за границей города. В данном случае – за южной. Впечатляют размерами – гигантские резервуары, глубокие шахты, многочисленные корпуса. Охраняются тщательно – это залог безопасности нескольких миллионов петербуржцев. Привкус индустриальной романтики – безлюдность. Весь персонал – 68 человек. Вахта полтора десятка служащих (к слову, по словам работников, заработные платы вполне приличные). Всё автоматизировано и запрограммировано. Новейшие технологии и сложнейшие механизмы. Урбанистический ноктюрн.

Главный вопрос – качество воды. Оно контролируется на нескольких уровнях и сказать можно смело – та вода, которая льётся из под крана в наших квартирах является безвредной по химическому составу и безопасной в эпидемиологическом и радиационном отношении. Но – увы – за добросовестность «поставщиков» (тех, в чьём ведении находятся трубы) - «Водоканал» ручаться не может. Уже несколько лет действует уникальная двухступенчатая технология комплексного обеззараживания питьевой воды; Питер – первый мегаполис в мире, где питьевая вода проходит обработку ультрафиолетом и где не используется обеззараживание воды хлором.
Действует так же уникальная система биомониторинга качества. Принцип действия - диагностика функционального состояния речных раков и рыб: измерение кардиоритма и поведение. Если в воде окажутся токсичные вещества, у раков участится сердцебиение, а у рыб резко изменится поведение. График этих работников - двое суток в аквариуме под внимательным наблюдением, после – четыре дня заслуженного отдыха и активного питания. На службу принимаются раки только мужского пола. Надёжные парни.

Удивительно, однако первые очистные сооружения появились в Петербурге только в конце 70-х. До этого сточные воды попадали прямиком в акваторию Финского залива. Сегодня иначе. Всего в городе 20 станций. Юго-западные очистные сооружения (ЮЗОС) - принимают жидкие отходы со всей южной половины Петербурга и ежедневно пропускают через себя 1,2 млн кубометров стоков.

Станция построена в 2005 году. Отвечает всем современным европейским требованиям. Чистота Балтийского моря, сами понимаете, весьма волнует не только россиян, но и жителей всех стран региона. Технология очистки – целый замысловатый комплекс. От механической очистки решётками до обработки воды ультрафиолетовым излучением.

Опавшие листья (а зимой – талый снег), песок, камни, бытовой мусор, промышленный стоки, фекалии. Мутный ароматный выплёскивается из огромных труб – задача «Водоканала»: очистить, обезвредить, обезопасить и вернуть природе. Пусть не в первозданном виде, но…
Для гостей в одном из корпусов существует музейный стенд «Наши «приплываши». Чего там только нет!

Отбросы уничтожаются в печах. Фотография не очень удачная, но суть дела – ясна:

На станции – удивительно чисто. Курить нельзя нигде. Ну, почти нигде.

Обратите внимание на щётку, сметающую каждую пылинку со стены резервуара:

Вопрос о том, можно ли без ущерба для здоровья купаться в воде (той самой, которая поначалу была мутной и смердящей), очищенной ЮЗОС, я задал, улучив момент, начальнику станции – Алексею Юрьевичу Малахову. Ответ – смешиваясь с «натуральной» биохимией Финского залива, вода становится пригодной, если не для питья, то для морских забав – точно! «Цветение» же водоёма – процесс вполне естественный и вреда не приносит. Впрочем, это явление находится уже в ведомстве небесной канцелярии.

Алексей Юрьевич Малахов:

Сильное впечатление – спуск в подземные бункеры (20 метров, минус седьмой этаж), откуда огромные насосы подают воду на станцую:

Головокружительно.

За рассказ о работе станции спасибо главному технологу канализования Ольге Николаевне Рублевской:

Чистая работа!

k-poli.livejournal.com


Смотрите также