Можно ли пить воду из байкала


Воду из Байкала пить больше НЕЛЬЗЯ

Текст – ​olesya_narval

Воду из Байкала пить больше нельзя. Опасно. И в воду не везде зайдешь, водоросли до самой поверхности (с) – это говорят мои иркутские друзья. Я думала, преувеличение или ошибка. Оказалось, нет. В экосистеме Байкала происходит революция.

26 ноября была в Лимнологическом институте СО РАН (г. Иркутск). Спасибо за консультацию с.н.с. и руководителю группы водолазных исследований и подводного мониторинга ЛИН И.В. Ханаеву (лаб. ихтиологии).

Что происходит?

Предполагаемая причина, меняющая привычный облик озера – эвтрофирование.

Фото: личный архив / Shutterstock.

В переводе с греческого «эвтрофирование» – обильное питание. Смысл в том, что биогенные вещества (азот и фосфор, источник которых - бытовые отходы, в том числе фекалии и синтетические моющие средства) вызывают «цветение» воды и активное развитие микроорганизмов.

В 2011 году группа ученых Лимнологического института исследовала состав воды в заливе Лиственичном, напротив поселка Листвянка – самого популярного туристического места на Байкале.
Содержание фосфатов, нитратов, аммония и других биогенных веществ в районе Листвянки оказалось больше аналогичных показателей по открытому Байкалу в десятки раз. Концентрация этих веществ была сильно повышена и в прибрежных водах на глубине нескольких метров (см. п. 7, список литературы в конце поста).

Простого туриста вряд ли интересует химический состав воды. Но ему будут совершенно небезразличны последствия, касающиеся его лично. Например, расстройства пищеварения разной тяжести, связанные с попаданием в организм фекальных, извиняюсь, бактерий.

То время, когда на Байкале можно было зачерпнуть воду кружкой из-за борта и безнаказанно выпить, похоже осталось в прошлом.


Закат на Байкале, 2005 г.

Бактерии


media.renalandurologynews.com

Фекальные бактерии живут в нижних отделах пищеварительного тракта человека и других животных, попадают в окружающую среду с экскрементами. Они входят в категорию так называемых колиморфных бактерий, являющихся индикатором чистоты (или загаженности) воды.

Особенно показательны термотолерантные колиморфные бактерии (ТКБ), которые способны питаться при повышенной температуре и быстро размножаются. К ним относится кишечная палочка E.coli – основной компонент микрофлоры нашего кишечника. Некоторые штаммы колиморфных бактерий могут вызывать тяжелые пищевые отравления.

В ряде проб вблизи Листвянки в 2011 году количество ТКБ превышало санитарные нормы в 10 раз, а общее количество колиморфных бактерий – в 50 раз! Эту воду пить нельзя. Напомню, речь не о сточной канаве, а о самом большом в мире резервуаре пресной воды (7).

Водоросли наступают

Последствия эвтрофирования не заставляют себя ждать.

В 2011 году были описаны нарушения вертикальной зональности зеленых водорослей (их распределения по глубине). Водоросль улотрикс (U. zonata), которая обычно встречается на глубине 0-1.5 м, вблизи Листвянки распространилась на глубины до 10 м, практически вытеснив характерные для этой зоны виды, такие как Didymosphenia germinata, известную под гордым именем «горные сопли» или зеленые водоросли рода Draparnaldioides. Кроме того, на глубинах до 10 м были обнаружены нити водорослей рода Spirogyra (1, 2).

Спирогира на Байкале ранее встречалась только в мелких заливах, прогреваемых солнцем. Грубо говоря, спирогира типична для прудов и луж. Исключение составляет лишь место сброса теплых сточных вод целлюлозно-бумажного комбината, где спирогиру обнаружили в 1985 году. Обилие питательных элементов позволило ей активно вклиниться в новую нишу.

Опять же, какое дело обычному человеку до горных соплей и водорослевых войн?

Спирогира под микроскопом dic.academic.ru

Дело есть. Человек, приехавший на Байкал, намерен любоваться чистотой и величием байкальской природы. Он, возможно, дайвер и собирается нырять.

Зеленые водоросли могут испортить удовольствие. Они скользкие и противные. В местах массовых скоплений они образуют маты – плотные заросли с тяжами до 50-70 см длиной, которые липнут к коже и к волосам при купании, а также закрывают подводные красоты. С другой стороны, где-то оно и к лучшему… Подводные красоты напротив Листвянки – слой мусора, затопленного туристами-обывателями.

«Погружаясь в воду, создается впечатление, что находишься не в Байкале, а в очистных сооружениях» (4)

Спирогира в макромасштабе pda.coolreferat.com

Как бы там ни было, некоторые турфирмы уже вынуждены нанимать водолазов, чтобы те очистили им пляжи от водорослей. Поднимаются до самой поверхности, невозможно войти в воду…

В 2013-14 годах стали очевидны и более жесткие следствия массового разрастания водорослей. В разных частях Байкала на берегу находили гигантские скопления гниющих водорослей разного состава, включающие ту самую спирогиру.

Сырая масса выброшенной на берег растительности доходила до 90 кг на м2. Для Байкала это аномально огромная величина.

Явление сопровождается мощным запахом гнили. Самое большое скопление водорослей, обнаруженное на севере Байкала, имело в длину около десяти километров! Вес выброшенной биомассы оценили в 1.5 тысячи тонн. Мне очень жаль туристов – клиентов турбазы «Радужная», расположенной в 6 км от данного явления (6).

Бычок и омуль

В любой экосистеме все составляющие взаимосвязаны, и любые новые элементы влекут за собой многомерные сдвиги в устоявшемся равновесии.

Разрастание зеленых нитчатых водорослей может вызвать шквал изменений. Для воды Байкала характерно высокое содержание кислорода: больше, чем в крови человека. Зеленые нитчатые водоросли, покрывающие дно плотным слоем, приводят к значительному кислородному обеднению придонного слоя воды. Также они перекрывают доступ к камням всем прочим обитателям озера. Что не может не иметь последствий, так как вся эволюция байкальских жизненных форм проходила в условиях открытого доступа к донному ландшафту.

Одно следствие уже изучено. В зоне мелководья на глубине до 10-15 м находятся места нереста эндемичной (живущей только в Байкале) рыбки – бычка-желтокрылки. Желтокрылка нерестится три раза в году: в марте, в мае и в августе. Исследования 2012-13 годов в заливе Лиственичный показали, что майский нерест 2013 года сократился примерно в пять раз по сравнению с прошлым годом. Более того, в августе 2013 на опытной площадке не было обнаружено ни одной кладки, хотя в августе 2012 бычки нерестились (3).

Фото http://nature.baikal.ru

Объяснение простое: к августу камни оказываются покрыты плотным слоем водорослей. Бычки просто не имеют доступа к нерестилищам. Что ж, до бычков обычному человеку дела нет, так как они маленькие и в экономике не используются.

Зато обычному человеку есть дело до омуля – главной промысловой рыбы Байкала и топового элемента местной кухни. Есть до него дело и промысловикам, и рестораторам, и местному населению. А омуль все меньше встречается на мелководье. Раньше он заходил, чтобы кормиться личинками желтокрылки. Нет нереста – нет личинок – омуль остается на глубине. Изменилось ли его численность - данных нет, но он стал менее доступен для рыбной ловли.

Губки и цианобактерии

Есть на Байкале очень симпатичные подводные обитатели – губки рода Lubomirskiidae. Губки неподвижно крепятся к дну, образуя колонии причудливых форм и проводят свои дни, фильтруя иводу. Фактически губки – основные чистильщики воды в прибрежной зоне. Их скопления, имеющие вид толстеньких ярко-зеленых столбиков, украшают подводный ландшафт. Губки могут достигать 1.5 – 2 метров в высоту. Они растут со средней скоростью один сантиметр в год: самые большие колонии имеют возраст 150-200 лет.


Здоровые губки sea-unlimited.ru

Последние два-три года на всей прибрежной акватории выявлено заболевание байкальских губок. Они оказываются поражены некрозом, чернеют и отмирают.

Болезнь губок приобрела массовый характер: по всему периметру мелководий озера больны от 10 до 100% губок. Экспедиция 2014 года, в ходе которой было проведено более 100 погружений, обнаружила только два места с визуально здоровыми губками (4).

Губки со следами некроза, нитчатые водоросли feeds2.feedburner.com

Исчезновение губок чревато новыми проблемами в экологии прибрежной зоны. Но губки умирают молча. Обычный человек вряд ли примет их судьбу близко к сердцу. Разве что вздохнет редкий дайвер, прочитавший проспекты и не убоявшийся холодной воды.

Однако туристу важно другое. А именно – перспектива отравления паралитическим веществом - сакситоксином, сопровождающееся поражением нервной системы и в 15% случаев имеющее летальный исход. Или, как вариант, микроцистином – гепатотоксичным веществом (поражающим печень). Какая связь с губками?

Упомянутые токсины в пресных водоемах синтезируются одноклеточными организмами – цианобактериями, также известными как сине-зеленые водоросли. Стандартный способ отравления – через питьевую воду или во время купания.

Колонии цианобактерий были обнаружены на поверхности пораженных губок. В выделенных колониях найдены гены синтеза сакситоксина. Возможно, именно яд цианобактерий является причиной массовой гибели байкальских губок (5).

Но этого мало. Микроцистин, а также гены синтеза сакситоксина были обнаружены в воде озера Байкал и в прилегающих водоемах (5). Это хуже кишечной палочки. Хорошая новость: пока что токсины найдены в следовых количествах, о реальной угрозе речи не идет.

Можно ли пить воду из Байкала?

Принципиальный вопрос, возникающий под влиянием данных фактов у всех, в том числе у нашей команды: что с питьевой водой? Она чистая? Она опасна? Ее можно пить?

Чивыркуйский залив, 2005 год.

Насколько я понимаю, дело обстоит так.

Вблизи населенных пунктов воду пить нельзя, она загрязнена. Также в ней не стоит мыть посуду. Проблема бактерий решается кипячением, но химический состав остается неблагоприятным. Судя по сдержанности исследоваелей, токсины цианобактерий в тех следовых концентрациях, которые обнаружены на Байкале, здоровью людей не угрожают. Но на всякий случай стоит иметь в виду, что кипячение эти токсины не разрушает.

Есть печальный пример моих знакомых, которые ездили на пикник в район Слюдянки. Воду кипятили, но посуду мыли в озере. Диарею поимели все, включая собак. На байкальскую воду подумали в последнюю очередь, сначала забраковали все продукты и закупились заново. Диарея не отступила.

Но не все так плохо. Загрязняющие факторы оседают на прибрежном мелководье, их средняя концентрация по всему огромному объему воды достоверно не изменилась и близка к нулю. Открытый Байкал и дикие участки побережья остаются чистыми. Байкал все еще является самым большим в мире резервуаром питьевой воды.

Каковы масштабы экологических изменений?

Изменения в составе прибрежной растительности в районе Листвянки были замечены еще в 2008 году, но поначалу носили локальный характер. В настоящее время имеется следующее:

1. По данным на 2014 год места массового развития спирогиры занимали не менее 50% побережья Байкала, не исследованными в этом отношении оставались 37%. Свободно от спирогиры оказалось всего 13% побережья: слабозаселенный участок в северо-западной части озера (6).

На многих участках, включая залив Лиственичный, спирогира совместно с улотриксом формирует плотные водорослевые маты, покрывая до 100% поверхности дна. Водоросли заполняют все бОльшие глубины.
«Как только озеро вскрывается ото льда, все каменистое дно побережья покрывается сплошным ковром зеленых нитчатых водорослей. Если в 2011-2012 годах мы наблюдали такое бурное развитие от уреза до 15-20-метровых глубин, то в период 2013-2014 годов уже до 40 метров..» (4).

Фото – личный архив 2005 / nurella.tv   

2. Заболевания и гибель губок наблюдается в последние два-три года на всем протяжении прибрежного мелководья озера. В 2014 году исследователям удалось обнаружить всего два места с визуально здоровыми губками (в северной и южной частях озера). Во всем остальных местах степень поражения губок варьирует от 10% и выше, вплоть до 100% в некоторых точках напротив поселка Листвянка (4).

3. Береговые скопления гниющих водорослей были обнаружены в 2013 и 2014 годах на севере – в районе Северобайкальска, на востоке – в Баргузинском заливе, на западе (бухта Шида, Малое Море) и на юге (пос. Култук) (6).

Итак, экологические изменения затронули практически всю мелководную прибрежную зону озера.

Объем воды при мелководье невелик по сравнению с суммарным объемом озера. Однако в этой зоне обитают 90% байкальских видов. Основной объем озера – это малонаселенная бездна. Испортить всю пресную воду в столь огромном резервуаре нам пока не под силу. Но привычный Байкал, который я помню с детства, стремительно меняет облик. Кажется, мы скоро сломаем эту красивую игрушку и получим взамен нечто жутковатое.

Кто виноват и что делать?

Точные причины изменений не установлены, виновные не назначены. Однако же очевидно, что изменения особенно выражены в крупных населенных пунктах и в местах массового скопления туристов.

Биогенные вещества, вызывающие аномальный рост водорослей и запускающие цепную реакцию проблем, попадают в озеро вместе с индустриальными и бытовыми отходами. Они легко проходят через все фильтры стандартных систем очистки. Колиморфные бактерии – жители канализации и индикатор фекальных вод.

Впервые явления, связанные с эвтрофированием, были исследованы вблизи поселка Листвянка в 2011 году (7). Листвянку считают визитной карточкой Байкала – из-за ее автомобильной доступности и закономерно огромного количества отелей и баз. Хотя, на мой взгляд, желтые и розовые здания жутко диссонируют с окружающей тайгой. Не суть. Всех туристов первым делом везут в Листвянку.


Листвянка, 2007

Население Листвянки – около 2 тысяч человек. Кроме того, в поселке около 30 отелей, ежегодно это место посещают более ста тысяч туристов.

Канализация в Листвянке есть, но к ней подключено ничтожное количество зданий. В остальных строениях используются септики, что автоматически подразумевает сток жидкой фракции в грунт и далее в озеро, естественно.

А что с другими населенными пунктами? Листвянке "не повезло", так как она оказалась полигоном для экологических исследований. Ее количественный взнос в загрязнение озера вряд ли является решающим. На Байкале есть и другие прибрежные города и поселки, некоторые из них гораздо более многочисленны, соответственно они оказывают пропорционально более высокое давление на экосистему (сливают больше отходов).

Смотрим: Северобайкальск - 24 тысячи человек, Слюдянка - 18.5 тысяч человек, Байкальск - 13 тысяч человек, Усть-Баргузин - 7 тысяч человек, Бабушкин - 4.5 тысячи человек, Култук - 3.5 тысячи человек. В сумме постоянное население на берегах Байкала составляет около 120 тысяч человек.

В ряде населенных пунктов отмечено многократное превышение норм по санитарно-показательным микроорганизмам, а также по биогенным веществам: фосфатам, нитратам и др.(6). Строительство коттеджей "первой линии" пережило очередной бум популярности. Население побережья значительно возросло. Очистные сооружения имеются не во всех поселках, а те, что есть - построены еще в советское время, они малоэффективны, зачастую разрушены и не справляются с нагрузкой. 

Турбазы и отели не только в Листвянке: в последние годы их открылись сотни по всему побережью. Только в Малом Море (пролив между материком и о. Ольхон) около 70 турбаз. Системами очистки оборудовано не более 10 (личное сообщение руководителя экологической организации "Мой Байкал").

За год Байкал посещает около 1 500 000 (полутора миллионов) человек - данные 2014 года. Все они моют в озере посуду с фэйри, осуществляют жизнедеятельность, стирают вещи с порошком.

Помимо негативного действия человека, изменения приписывают иногда глобальному потеплению или падению уровня воды в Байкале. Ученые говорят – оснований нет.

Глобальное потепление, если оно и есть, на Байкал пока не влияет. Средние показатели температуры воды за последние годы выросли, но все еще далеки до максимальных, зафиксированных несколько десятилетий назад.
Колебания уровня воды также не являются критическими. С учетом специфики донного ландшафта, чем ниже уровень воды – тем меньше площадь для развития водорослей. А они разрастаются...

Что делать?

Ученые говорят: нужно строить канализацию и системы очистки сточных вод. И кроме того - запретить использование фосфорсодержащих моющих средств, как это было сделано в Японии (2, 8).

Проще говоря, перестать гадить в Байкал. Логично ведь? Даже если виновный не назначен, все равно лучше не гадить, так?

По некотором размышлении хотелось бы подчеркнуть принципиальную позицию нашей команды в столь непростом вопросе, как возможная экологическая катастрофа на Байкале.

Здесь невозможно и бессмысленно искать виноватых. Нужно исправлять.

Водоканалы маленьких прибрежных городов не являются корпорациями зла, стремящимися испортить наше славное море. Перед ними стоит задача обеспечения жизнедеятельности городов, они действуют в рамках скудных бюджетов и жесткой системы. Строительство очистных сооружений любого населенного пункта лежит далеко за гранью возможностей города и даже области. Это вопрос государственного масштаба.

То же можно сказать про частные турбазы, которые не только строят повсюду свои септики,  но и вносят вклад в экономику региона, и предоставляют рабочие места населению, что весьма хорошо. Частники делают, что могут: например, нанимают водолазов для очистки пляжей, что недешево. Но, даже объединившись, они не могут разрулить своими силами проблему очистки сточных вод.

Никто из этих организаций не заинтересован в экологических проблемах. Демонизация отдельных факторов и борьба с отдельными виновными объективно вредна. Может получиться как всегда, а именно – как с экс-врагом Байкала №1 целлюлозно-бумажным комбинатом. Комбинат закрыли, общественность успокоилась. Вместе с комбинатом прекратили работу и карты – система отстоя и нейтрализации отходов. А канализация 13-тысячного Байкальска, уже без всякой очистки, продолжает сливаться в Байкал через трубы комбината. Стало лучше? Стало хуже.

И наоборот, осознание серьезности ситуации, возможных последствий и путей выхода необходимо всем. Чем более полную и объективную картину мы получим, тем эффективнее окажутся наши действия.

Одним словом, мы против категоричности и истерии. В дальнейшем постараемся придерживаться этой позиции.
__
Мое первое серьезное парусное путешествие состоялось на Байкале в 2005 году. Тогда он был чистым и прозрачным. В 2016 году я планирую вернуться туда в качестве участника проекта "Берега России". В рамках проекта запланированы съемки документального фильма. Изначально предполагался красивый парадный фильм, но с учетом всего вышенаписанного фокус будет, видимо, перенесен на экологию.

Из релиза:

Команда проекта «Берега России» считает своим долгом максимально объективно рассказать об экологической ситуации на Байкале. В планах экспедиции подводные съемки, репортажи с популярных мест скопления туристов, встречи с экологами-активистами и с местным населением, посещение индустриальных предприятий, находящихся на берегу озера, интервью со специалистами.

Посмотрим...

Литература

1. Е.В. Романова, Л.С. Кравцова, Л.А. Ижболдина, И.В. Ханаев, Д.Ю. Щербаков. Идентификация зеленых нитчатых водорослей из района локального биогенного загрязнения озера Байкал (залив Лиственичный) с помощью молекулярного маркера 18S рДНК. Генетика популяций и эволюция, №4 2013
2. Л.С. Кравцова, Л.А. Ижболдина, И.В. Ханаев, Г.В. Помазкина, В.М. Домышева, О.С. Кравченко, ак. М.А. Грачев. Нарушение вертикальной зональности зеленых водорослей в прибрежной части залива Лиственничный озера Байкал. Доклады Академии наук, 2012, т.447, №2
3. И.В. Ханаев, Е.В. Дзюба, Л.С. Кравцова, ак. М.А. Грачев. Влияние массового развития зеленых водорослей на воспроизводство желтокрылки Cottocomephorus Grewingkii (Dybowsky, 1984) (Cottidae) в условиях экологического кризиса в озере Байкал.
4. М.А. Грачев. Выступление на бюро Совета по науке РАН и ФАНО. 2015 г. Доклад: И.В. Ханаев.
5. М.А. Грачев. Выступление на бюро Совета по науке РАН и ФАНО. 2015 г. Доклад: О.И. Белых.
6. М.А. Грачев. Выступление на бюро Совета по науке РАН и ФАНО. 2015 г. Доклад: О.А. Тимошкин.
7. L.S. Kravtsova, L.A. Izhboldina, I.V. Khanaev, G.V. Pomazkina, E.V. Rodionova, V.M. Domysheva, M.V. Sakirko, I.V. Tomberg, T.Ya. Kostornova, O.S. Kravchenko, A.B. Kupchinsky. Nearshore benthic blooms of filamentous green algae in Lake Baikal. Journal of Great Lakes Research. 40 (2014) 441-448
8. Что грозит Байкалу? Портал "Научная Россия". Интервью с М.А.Грачевым, Е.В.Лихошвай и О.А.Тимошкиным. 2015 г.

asiarussia.ru

Можно ли пить воду из Байкала?

Академик РАН Михаил Грачев готов вступить в публичную дискуссию с The New York Times

Одна из ведущих газет США – The New York Times – опубликовала пространную статью о положении дел на Байкале, выказывая озабоченность экологией озера, владеющего пятой частью мировых запасов пресной поверхностной питьевой воды.

В разговоре с байкальскими экологами о том о сем из жизни озера автор статьи по видимому преследует и побочную цель, для достижения которой хорошо подходит и беспокойство о Байкале.

The New York Times: Будущее российского озера зависит от туристов и туалетов

Байкальск, Россия. В последнее время туалеты стали предметом разговоров о Байкале, по крайней мере, среди тех, кто озабочен его экологическим состоянием.

Основным жупелом для экологов в течение многих лет был построенный еще при Советах Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, загрязнявший отходами побережье этого замечательного озера, хранилища одной пятой всех запасов пресных поверхностных, не законсервированных во льдах вод нашей планеты. Через три года после закрытия комбината борьба за сохранение озера перешла на другой театр военных действий.

Некоторые считают, что эта борьба станет еще более жесткой. Она повлечет за собой изменение привычного ритма жизни людей, живущих в этом удаленном уголке Сибири в течение многих поколений, а также усиление контроля за растущей волной туристов, преимущественно из Китая, для которых путешествие на Байкал стало романтичным приключением.

“Легко было говорить, что во всем виноват комбинат, что он плохой”, – говорит Марина Рихванова, 55 лет, сделавшая сохранение озера целью всей своей жизни. “Куда труднее признать, что одной из проблем является и мой туалет”.

На карте Сибири озеро, являющееся участком мирового природного наследия, похоже на гигантский голубой апостроф. Оно представляет собой узкую рифтовую долину, формирующую крупнейший и глубочайший пресноводный водоем на планете. Более молодое поколение в большей мере осознает необходимость защиты озера, но это мировоззрение все еще не стало всеобщим.

“Потребовалась смена нескольких поколений, чтобы взглянуть на эту проблему иначе – дети уже с детского сада знают, что такое Байкал и что его природа нуждается в охране”, – говорит Николай Володченков, пенсионер 63 лет, ветеран с сорокалетним стажем Байкальского природного заповедника, проживающий в поселке Танхой. Занимаясь ежедневным кормлением двух живущих в клетке соболей, он отмечает, что после закрытия комбината вода озера перестала пахнуть.

Комбинат в конце концов был закрыт, скорее по экономическим, чем экологическим причинам, и сейчас вокруг Байкальска, города с населением 13 000 человек на южном берегу Байкала, видны следы глубоких изменений. Город пытается измениться, сбросить облик грязного промышленного района и примерить на себя облик курортного городка. Среди предлагаемых развлечений – горные лыжи с великолепными видами на озеро, проживание в бревенчатых домиках и органический сибирский чай из сушеных диких ягод, собранных в близлежащих лесах.

Городу есть, куда развиваться.

Когда г-жа Рихванова появилась здесь в 90-х годах с требованием закрыть комбинат, местные жители возненавидели ее, увидев в ней угрозу их единственному источнику доходов. Некоторая озлобленность чувствуется и до сих пор, но большинство тех, кто ратовал за сохранение этого государственного предприятия, разъехалось и взгляды несколько изменились.

По словам Татьяны Глюкман, бывшего работника комбината, а теперь активного участника политической жизни в городе, соперника в прошлом, а сейчас союзника г-жи Рихвановой: “Если прежде слово эколог было чуть ли не ругательством, то теперь себя так называет едва ли не каждый житель Байкальска. Возможно, я идеализирую, но в значительной степени это так”.

Г-жа Рихванова потратила 25 000 долларов премии по экологии на поддержку девяти из 60 проектов, направленных на создание экологически ориентированных рабочих мест. “Необходимо преодолеть инерцию советского мышления и заставить людей поверить в себя”, – говорит г-жа Глюкман.

Одним из таких новообращенных является Борис Брисюк, 63 лет, крупного телосложения инженер с красным лицом. После ухода с комбината он перепробовал множество профессий, работал и в такси, и электриком, а потом в 2015 г. решился открыть свое собственное дело по оказанию помощи в монтаже производственных линий людям, собирающимся производить сушеные ягоды и ягодные соки.

Он шел из столовой, шатаясь под тяжестью пакетов, полных контейнеров с сушеными ягодами и бутылок с ягодными экстрактами. “Когда вопросы экологии и достойной жизни входят в противоречие, люди по-прежнему больше внимания обращают на доход”, – признается он.

Самое последнее природоохранное мероприятие, вызвавшее ропот у местного населения – двухлетний запрет на лов омуля, который в копченом виде продается как деликатес женами рыбаков по всему озеру.

Но наибольшую озабоченность с точки зрения сохранения окружающей среды вызывает взрывной рост туризма. Самолетом от Пекина до Иркутска три часа лету. И после падения рубля в 2014 г. туристы из Китая наводнили регион.

Группа российских и китайских инвесторов объявила недавно о планах инвестировать более 11 миллиардов долларов в строительство гостиниц и прочей туристической инфраструктуры. Экологи озабочены не столько тем, что это будут дешевые заведения с сомнительной репутацией, если эти планы воплотятся в жизнь, а возможным ущербом для экологии.

“Нельзя пускать туристов в место, не предназначенное для них”, – говорит Василий Сутула, директор Байкальского государственного биосферного заповедника, территория которого занимает 186 000 га, показывая на новенький красивый гостевой центр, где он только что развешивал дополнительные вывески на китайском под описаниями флоры и фауны. “Самое главное – это вовсе не вывески на китайском, а туалеты, экологические тропы и гостевые домики”.

Исследования глубинной байкальской питьевой воды не выявили обнаруженных на мелководье токсинов

Одной из сильных сторон России при ее огромных размерах является то, что ресурсы не ограниченны. И если земля или водоем загрязнены, то раньше было возможно найти незагрязненные где-то еще. Но стремление изменить это отношение к природе есть.

Принимая во внимание рост количества посещающих озеро людей, экологи обращают внимание на почти полное отсутствие как очистных сооружений, так и биотуалетов, производящих вместо сточных вод компост. По словам г-жи Рихвановой, “стоки из туалетов, кухонь попадают в грунтовые воды, а вместе сними прямо в озеро Байкал”.

Кое-где стало настоящим бичом цветение водорослей, хотя некоторые и утверждают, что это скорее результат вызванных маловодьем низких уровней озера, а не антропогенное воздействие. Жители некоторых деревень столкнулись с проблемой падения уровня воды в артезианских скважинах.

“Люди полагают, что раз они живут на Байкале столетиями и у них всегда были такого рода туалеты, то так будет продолжаться вечно”, – говорит г-жа Рихванова. “Нет еще достаточного понимания того, что Байкал хоть и огромен, но тем не менее хрупок”.

Притаились и другие угрозы.

Согласно исследованию Иркутского регионального управления министерства природных ресурсов и экологии, после закрытия комбината остались отходы, которые просачиваются в грунтовые воды и продолжают, по-видимому, загрязнять озеро. Озабоченность российских властей вызывают также планы Монголии перегородить плотинами Селенгу, главную впадающую в озеро реку.

Москва уже предприняла некоторые меры, направленные на сохранение озера. Сергей Донской, министр природных ресурсов и экологии, сказал, что правительство планирует создать в регионе новую систему управления коммунальными сточными водами, а также то, что оно даст местным властям больше полномочий при выполнении федеральных охранных программ.

В значительной степени сможет помочь и озабоченность вопросом широких масс. Проблемы Байкала – это одна из тем, способных спонтанно вывести на улицы тысячи протестующих, если угроза становится очевидной. Несколько лет назад “Транснефть”, государственная нефтяная компания, предложила строительство нефтяной трубы вдоль побережья озера. Президент Владимир Путин был вынужден прислушаться к многоголосым протестам и приказал перенести трубу подальше от озера – один из немногих случаев, когда он пошел на уступки протестующим. Бизнесмены пытаются проводить различные эксперименты, например, строить “зеленые отели”, для выращивания находящихся под угрозой местных растений. Организация “Большая байкальская тропа” каждое лето привлекает тысячи волонтеров, помогающих прокладывать тропинки для велосипедистов, и планирует установку биотуалетов.

Все это указывает на изменение отношения к озеру, но г-жа Рихванова говорит, что было бы преждевременно заявлять, что битва за Байкал завершена. “Мы добились некоторых изменений, это так, но пока что я еще не могу сказать, что мы выиграли”, – сказала она. “Есть еще много нерешенных проблем. Сейчас еще слишком рано кричать ура”.

Текст взят с сайта газеты, публикацию подготовил Анатолий Юрков, “РГ”.

Комментарий

Академик Михаил Грачев: Произошел типичный информационный вброс

В газете The New York Times появился типичный информационный вброс – статья, якобы выражающая обеспокоенность тем, что вода Байкала, в том числе, по умолчанию, глубинная, подвергается загрязнению фекальными стоками, также обращает на себя внимание то, что вследствие сложившегося недавно небывалого увеличения потока туристов уровень загрязнения прибрежных вод быстро растет.

Возможность публикования подобной статьи, которая реально может нанести ущерб якобы планируемым многомиллиардным контрактам на производство глубинной байкальской питьевой воды, я предвидел еще в 1990 году.

Я утверждаю, что вода из ядра озера Байкал, то есть вода, находящаяся в центре его водного тела, пока никак не пострадала от антропогенного загрязнения. Напротив, загрязнение Байкала в прибрежной мелководной зоне действительно имеет место, и рано или поздно, хотя это и очень мало вероятно, может проникнуть в зону ядра, то есть в объем воды на глубинах от трехсот метров до нескольких сотен метров. Почему это предположение является маловероятным?

Еще в 1991 году американский исследователь Рей Вайс и его команда опубликовали в журнале “Нэйчер” данные о возрасте байкальской воды на разных глубинах, от нуля до максимальной. Под возрастом понимается время, прошедшее с того момента, когда находящаяся в датируемом слое вода располагалась на поверхности. В случае средней котловины Байкала возраст воды при глубине 0 метров составлял, естественно, 0 лет, на глубине 1600 м возраст оказался равным 8 годам, а возраст воды ядра на глубине 1400 м оказался равным 16 годам.

Можно надеяться, что та вода Байкала, из которой производится бутилированная глубинная питьевая вода, не пострадает в течение еще одного десятилетия. Но это предположение пока отнюдь не доказано. Исследования “байкальского экологического кризиса” были начаты нами еще в 2011 году, и первые данные о нем были опубликованы в российском журнале “Доклады Академии наук” в 2012 году, но исследования, в частности из-за недостатка финансирования, далеко еще не окончены. Пока на эту работу не дан госзаказ. Тем не менее наши исследования глубинной байкальской питьевой воды, выполненные в основном с использованием техники иммуноанализа, не выявили ни одного из тех токсинов, которые были найдены мелководье.

Истинные намерения авторов статьи выдает следующий абзац: “В значительной степени сможет помочь и озабоченность вопросом широких масс. Проблемы Байкала – это одна из тем, способных спонтанно вывести на улицы тысячи протестующих, если угроза становится очевидной…”.

Я готов вступить в публичную дискуссию с газетой “Нью- Йорк таймс” по затронутому вопросу.

Источник

narodsobor.ru

Можно ли пить некипячёной воду из озера Байкал — Рамблер/доктор

Сегодня экологи рисуют безрадостную картину не столь отдаленного будущего Байкала, а именно, они полагают, что озеро может скоро превратиться в болото.

И повод для такого прогноза действительно есть. С каждым годом всё более значительная площадь озера покрывается спирогирой — водорослью, характерной для стоячих тёплых водоёмов. Особую тревогу вызывает ситуация на побережье в районе Северобайкальска — там скопилось около 1400 тонн отложений этих водорослей. Росту спирогиры способствуют бытовые стоки, с которыми уже не справляются очистные сооружения.

Зарастание Байкала водорослями грозит многими негативными последствиями. Одно из них — опасность употребления некипячёной байкальской воды. Увы, но, как констатируют экологи, некогда кристально чистую воду уже не стоит пить без определенной очистки, если вы взяли её у берега. Доктор химических наук Вадим Анненков отмечает, что некоторые бактерии, поселившиеся в озере, производят токсины, хотя отравиться можно не только каким-то нервнопаралитическим ядом, а можно просто подцепить дизентерию.

Кроме этого, непоправимый вред байкальской воде наносит увеличивающееся с каждым годом судоходство. В сообщении пресс-службы прокуратуры Бурятии подчеркивается, что ни одно из 30 байкальских причальных сооружений, в том числе порты, не оснащено пунктами сбора стоков. Как следствие — более 400 тонн нефтесодержащей грязной воды сливается прямо в озеро. Это грозит неотвратимыми экологическими последствиями, в частности, байкальским эндемикам.

Загрязнение озера сказывается, прежде всего, на его обитателях, в организмах которых откладываются вредные вещества. Так, в тканях двух главных представителей фауны Байкала — омуля и нерпы — в 2000 году был обнаружен яд диоксин. Этот яд, накапливающийся в организмах рыб, попадает по пищевой цепочке в животных и человека.

Видео дня. Как лечатся больные с COVID-19 на дому

Читайте также

doctor.rambler.ru

вода в Байкале станет опасной для питья

Об экологических проблемах Байкала говорят уже не первый год. Общественники делают громкие заявления, что самому глубокому озеру в мире, природному наследию «Юнеско», угрожает экологическая катастрофа, а водоросль спирогира может превратить Байкал в болото. Затронули проблемную тему и на Всероссийском водном конгрессе, который с 24 по 26 июня прошел в Москве. Выступая с докладом, директор Лимнологического института Сибирского отделения Российской академии наук Андрей Федотов, сообщил, что концентрации бактерий, продуцирующих токсины, выросли в Байкале до предельных значений.

- Из-за содержания этих токсинов, такую воду скоро пить будет нельзя, так как она не будет соответствовать санитарным нормам, - цитирует слова Андрея Федотова пресс-служба Всероссийского водного конгресса. - Кроме того, практически по всему байкальскому мелководью распространилась водоросль спирогира, которая приводит к изменению экосистемы Байкала - например, повсеместно исчезают байкальские губки (уникальный эндемик, который за сутки способен отфильтровать до стерильного состояния почти 20 литров воды). Спирогира и раньше встречалась, но в очень малых количествах. Теперь же в нескольких точках на Байкале она цветет круглогодично.

Директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов считает, что пока нет однозначного ответа, почему спирогиры на Байкале так много.Фото: ПЫХАЛОВА Юлия (архив)

Действительно, о спирогире Андрей Федотов подробно рассказывал «КП-Иркутск» еще год назад. По словам ученого, водоросль чаще встречается там, где присутствует человек.

- Мы можем предположить, что есть очаги загрязнения и в этом виноваты люди, - рассказывал тогда Андрей Федотов. - Спирогира развивалась и достигла критической концентрации. Серьезные выбросы были в Северобайкальске, и там не только спирогира цветет. И если бы не было дополнительной подпитки, которые поступают со стоками, то ничего бы не произошло. Мы называем этот процесс эвтрофикацией - когда питательные вещества поступают в водоем и все начинает цвести.

Обычно, водолазы-исследователи фиксируют спирогиру на глубине 30 метров. Но может ли это превратить озеро в болото? Вряд ли, ведь на глубину от 70 метров не проникает солнечный свет, а значит, нет фотосинтеза, без чего водоросль не может существовать. Так что утверждать, что Байкал превратится в болото, нельзя.Прибрежная часть - это всего лишь 5% старейшего в мире озера с чистейшей водой. А чужеродной нечистью в основном поражены берега рядом с поселками и турбазами.

Тогда в чем же опасность? По мнению ученых, нарушается экосистема озера. Улитки, моллюски, бычки, которые привыкли жить на дне, теперь не могут обитать на участках дна, покрытых спирогирой. Рыба, соответственно, лишается кормовой базы.

Также на Всероссийском водном конгрессе Андрей Федотов обратил внимание на масштабные лесные пожары, которые почти каждую весну и лето полыхают рядом с Байкалом. Дым от них влияет на водную экосистему, "поставляя" в нее большое количество такого биогенного компонента, как аммоний. Ну а зола элементарно разносится ветром на многие километры и потом оседает на дне озера.

Какой выход из ситуации? Это, как минимум, строительство очистных на берегах Байкала. И над этим сейчас ведется работа на федеральном уровне, разрабатываются проекты.

Что до ограничений и запретов, то все же речи о запрете на питье воды нет и не предвидится. В целом вода в Байкале по-прежнему чистейшая в мире.

www.irk.kp.ru

Воду из Байкала больше пить нельзя! — Альтернативный взгляд Salik.biz

Еще совсем недавно воду из «славного моря, священного Байкала» можно было пить. А сейчас хотел я испить водицы, а не стал. Отцы наши еще могли это делать. А сейчас – стоит ли?

Концентрации выделяющих токсины бактерий в Байкале достигли предельных значений. Теперь вода опасна. Это мнение директора Лимнологического института Сибирского отделения РАН Андрея Федотова.

- Salik.biz
«Водичку такую пить уже нельзя по содержанию этих токсинов», — сказал он в выступлении на Всероссийском водном конгрессе в Москве.

Увеличение концентрации отравляющих веществ в воде приводит к тому, что она не соответствует санитарным нормам. Почти по всему мелководью разрастается водоросль спирогира, из-за которой меняется экосистема Байкала, исчезают байкальские губки, служившие раньше природным фильтром. Это мнение ученых. По-простому, у берегов озеро зарастает и вода там «зацветает». Многочисленные факторы приводят к тому, что экосистема, сложившаяся тысячелетиями, нарушена человеком в одночасье.


Забавные они, кстати, наши академики! Тоже при власти, понятно, с руки кормятся! Тут же разъяснения – опровержения! Цитирую «Российскую газету»:

«Директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов опроверг заявления СМИ о якобы отравленной воде Байкала. По словам ученого, речь идет лишь о том, что в нескольких местах на мелководье исследователи зафиксировали рост численности цианобактерий и их «цветение». А концентрация продуцируемого ими токсина на этих участках вплотную приблизилась к тому уровню, который не рекомендуем для питьевой воды.

Рекламное видео:

— Это не означает, что вода отравлена, и сделавший глоток или искупавшийся в ней умрет. Это означает, что употреблять ее для питья не рекомендуется, в крайнем случае, воду надо фильтровать и кипятить. А за самим явлением надо наблюдать, сделать концентрацию токсина цианобактерий официально контролируемым показателем. Сейчас он никак не контролируется и не регламентируется, — рассказал Андрей Федотов корреспонденту «РГ». — И еще раз уточню, что речь ни в коем случае не идет о всем Байкале, а только об отдельных участках мелководья.

Как пояснил директор ученый, цианобактерии и раньше обитали на Байкале. Вспышку их численности исследователи связывают с поступлением в озеро большого количества питательных веществ. Одним из источников могли стать продукты горения (пепел и т.п.) от пожаров вокруг озера. Бактерии усваивают содержащиеся в них соединения азота. Также влияние, по всей видимости, оказывает антропогенное загрязнение.»

Скажи ты по-человечески, а не играй словами! Я что, ладонями водицы с глубины Байкала зачерпну, чтобы испить?! А у берега говно в водице, его микроорганизмы кушают, сами свои отходы жизнедеятельности в водицу выделяют. И яд это для нас, людей. Животом маяться будешь, если не того хуже! Так? «Местами – временами – может быть»… Сказал правду, дали по башке – и вот вам опровержение сразу! И интересности и в опровержении, кстати!


Я уже писал о том, что не решены проблемы с привычными нам, химическими, допустим, загрязнениями. НО УЖЕ ПОЯВИЛАСЬ НОВАЯ, БИОЛОГИЧЕСКАЯ ОПАСНОСТЬ! Микроорганизмы. Разрастающиеся, мутирующие под воздействием антропогенных стоков микроорганизмы. А никаких знаний об этом, норм – ВООБЩЕ НЕТ!

Цитирую уважаемого академика, его опровержение: «…за самим явлением надо наблюдать, сделать концентрацию токсина цианобактерий официально контролируемым показателем. Сейчас он никак не контролируется и не регламентируется.» Опять, сказано лишнего? «Разъяснять и опровергать» опровержение теперь? «И еще раз уточню, что речь ни в коем случае не идет о всем Байкале, а только об отдельных участках мелководья.» И какова скорость роста и распространения этого микроорганизма? Кем и когда это изучено? А какие еще есть такие «модные» микроорганизмы?

«Не пей, Иванушка, козленочком станешь!» И Ли Цянь, и Мао Дунь, и Хуан Боджинг – тоже не пейте. А, судя по тому, что вижу здесь, на Байкале, количество туристов со столь экзотическими именами впечатляющее. «Иванушек да Марьюшек», видимо, меньше!

Кстати, и рост туризма и количества турбаз уже прямо угрожает экологии озера. На том же водном конгрессе 25 июня спецпредставитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности Сергей Иванов заявил о необходимости ограничить поток туристов на озеро Байкал.

«Если мы хотим сохранить уникальность Байкала и его чистоту, нам надо что-то делать и с людским потоком», — слова госчиновника.

Органы власти признают, что большой наплыв отдыхающих становится основным источником загрязнения. На берегу Байкала копятся горы мусора, а местные гостиницы, не оснащенные очистными сооружениями, сливают отходы прямо в воду.

Целлюлозно-бумажный комбинат на Байкале остановлен, но его отходы никуда не делись. Предприятия в верховьях рек, питающих озеро, где-то работают, а где-то нет. Но накопившиеся горы отходов дают сток в реки по-прежнему. И будут давать. Развивается туризм, вроде, самый экологический вид хозяйственной деятельности. Но и он не организован. Теперь бытовой мусор здесь нарастает лавиной, не меньше, чем в больших городах. Инфраструктуры и опыта нет, а рост потока туристов есть. Сосед, Китай, нуждается в местах отдыха для своих граждан тоже. Все бы хорошо: приехал турист, оставил пару юаней… плохо, что еще и пару бутылок, пару банок, пару ведер, извиняюсь, физиологических отходов жизнедеятельности. Поток туристов на Байкале порядка 1, 5 миллионов человек за год. Это население не маленького города! И он растет год от года. Побережье делится, активно застраивается. Инфраструктура очистки сточных вод никакая, утилизация ТБО не налажена.

Автор: Павел Пашков

salik.biz

Вода озера Байкал - статьи Аквалайф

Байкал – самое большое и самое древнее пресноводное озеро на Земле. Возраст озера превышает 25 млн. лет. По последним проведенным исследованиям, береговая линия озера ежегодно расширяется на 2 см. Запас пресной воды в Байкале впечатляет своими объемами. Здесь сосредоточено около 19% запасов пресной воды всего мира. Это самая чистая пресная вода на планете. Она отличается прекрасным вкусом, а по своему составу относится к слабоминерализованным водам. Если каждый житель нашей планеты будет выпивать по 3 литра воды в день, то запасов озера хватит на 5 000 лет.

Можно ли пить воду из Байкала?

Не только можно, но и нужно. Вода озера Байкал обладает следующими достоинствами:

Питьевая вода из озера Байкал от компании «Аквалайф»

Почему вода в озере такая чистая и вкусная? Потому что реки, впадающие в озеро, несут только поверхностные воды, которые не насыщаются солями горных пород. Минеральная вода Байкала отвечает самым высоким стандартам и по качеству аналогична «талой воде» Альп.

Питьевая вода Байкал компании «Аквалайф» относится к мягким слабоминерализованным водам. Благодаря фотосинтезу водорослей в Байкале, вода насыщается кислородом. Вода из озера Байкал – это «жидкий кислород», который является источником энергии для организма.

Вода «Байкал» - уникальная и кристально чистая. Мы добываем воду с глубины более 400 метров, где она естественным путем насыщается кислородом. Мы не подвергаем ее дополнительной очистке и минерализации. Это идеально сбалансированная вода. Воду «Байкал» можно использовать для ежедневного употребления, приготовления пищи. Благодаря своему составу, она позволяет снизить усталость, поддержать иммунитет. Для детского организма вода «Байкал» особенно рекомендована по причине большого содержания в ней кальция.

Качество воды «Байкал» от компании «Аквалайф» контролируется специалистами собственной лаборатории, а также подтверждено санитарно-гигиеническими заключениями, сертификатами и протоколами.

Сегодня вы можете попробовать воду Байкала в Москве. Просто позвоните по телефону, указанному на сайте, и мы доставим воду уникального озера Байкал вам на дом.

aqualife.ru

Академик Михаил Грачев: Статья о Байкале в NYT

Одна из ведущих газет США - The New York Times - опубликовала пространную статью о положении дел на Байкале, выказывая озабоченность экологией озера, владеющего пятой частью мировых запасов пресной поверхностной питьевой воды.

В разговоре с байкальскими экологами о том о сем из жизни озера автор статьи по-видимому преследует и побочную цель, для достижения которой хорошо подходит и беспокойство о Байкале.

The New York Times: Будущее российского озера зависит от туристов и туалетов

Байкальск, Россия. В последнее время туалеты стали предметом разговоров о Байкале, по крайней мере, среди тех, кто озабочен его экологическим состоянием.

Основным жупелом для экологов в течение многих лет был построенный еще при Советах Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, загрязнявший отходами побережье этого замечательного озера, хранилища одной пятой всех запасов пресных поверхностных, не законсервированных во льдах вод нашей планеты. Через три года после закрытия комбината борьба за сохранение озера перешла на другой театр военных действий.

Некоторые считают, что эта борьба станет еще более жесткой. Она повлечет за собой изменение привычного ритма жизни людей, живущих в этом удаленном уголке Сибири в течение многих поколений, а также усиление контроля за растущей волной туристов, преимущественно из Китая, для которых путешествие на Байкал стало романтичным приключением.

"Легко было говорить, что во всем виноват комбинат, что он плохой", - говорит Марина Рихванова, 55 лет, сделавшая сохранение озера целью всей своей жизни. "Куда труднее признать, что одной из проблем является и мой туалет".

На карте Сибири озеро, являющееся участком мирового природного наследия, похоже на гигантский голубой апостроф. Оно представляет собой узкую рифтовую долину, формирующую крупнейший и глубочайший пресноводный водоем на планете. Более молодое поколение в большей мере осознает необходимость защиты озера, но это мировоззрение все еще не стало всеобщим.

"Потребовалась смена нескольких поколений, чтобы взглянуть на эту проблему иначе - дети уже с детского сада знают, что такое Байкал и что его природа нуждается в охране", - говорит Николай Володченков, пенсионер 63 лет, ветеран с сорокалетним стажем Байкальского природного заповедника, проживающий в поселке Танхой. Занимаясь ежедневным кормлением двух живущих в клетке соболей, он отмечает, что после закрытия комбината вода озера перестала пахнуть.

Комбинат в конце концов был закрыт, скорее по экономическим, чем экологическим причинам, и сейчас вокруг Байкальска, города с населением 13 000 человек на южном берегу Байкала, видны следы глубоких изменений. Город пытается измениться, сбросить облик грязного промышленного района и примерить на себя облик курортного городка. Среди предлагаемых развлечений - горные лыжи с великолепными видами на озеро, проживание в бревенчатых домиках и органический сибирский чай из сушеных диких ягод, собранных в близлежащих лесах.

Городу есть, куда развиваться.

Когда г-жа Рихванова появилась здесь в 90-х годах с требованием закрыть комбинат, местные жители возненавидели ее, увидев в ней угрозу их единственному источнику доходов. Некоторая озлобленность чувствуется и до сих пор, но большинство тех, кто ратовал за сохранение этого государственного предприятия, разъехалось и взгляды несколько изменились.

По словам Татьяны Глюкман, бывшего работника комбината, а теперь активного участника политической жизни в городе, соперника в прошлом, а сейчас союзника г-жи Рихвановой: "Если прежде слово эколог было чуть ли не ругательством, то теперь себя так называет едва ли не каждый житель Байкальска. Возможно, я идеализирую, но в значительной степени это так".

Г-жа Рихванова потратила 25 000 долларов премии по экологии на поддержку девяти из 60 проектов, направленных на создание экологически ориентированных рабочих мест. "Необходимо преодолеть инерцию советского мышления и заставить людей поверить в себя", - говорит г-жа Глюкман.

Одним из таких новообращенных является Борис Брисюк, 63 лет, крупного телосложения инженер с красным лицом. После ухода с комбината он перепробовал множество профессий, работал и в такси, и электриком, а потом в 2015 г. решился открыть свое собственное дело по оказанию помощи в монтаже производственных линий людям, собирающимся производить сушеные ягоды и ягодные соки.

Он шел из столовой, шатаясь под тяжестью пакетов, полных контейнеров с сушеными ягодами и бутылок с ягодными экстрактами. "Когда вопросы экологии и достойной жизни входят в противоречие, люди по-прежнему больше внимания обращают на доход", - признается он.

Самое последнее природоохранное мероприятие, вызвавшее ропот у местного населения - двухлетний запрет на лов омуля, который в копченом виде продается как деликатес женами рыбаков по всему озеру.

Но наибольшую озабоченность с точки зрения сохранения окружающей среды вызывает взрывной рост туризма. Самолетом от Пекина до Иркутска три часа лету. И после падения рубля в 2014 г. туристы из Китая наводнили регион.

Группа российских и китайских инвесторов объявила недавно о планах инвестировать более 11 миллиардов долларов в строительство гостиниц и прочей туристической инфраструктуры. Экологи озабочены не столько тем, что это будут дешевые заведения с сомнительной репутацией, если эти планы воплотятся в жизнь, а возможным ущербом для экологии.

Байкальский снимок из The New York Times.. Фото: Сриншот The New York Times

"Нельзя пускать туристов в место, не предназначенное для них", - говорит Василий Сутула, директор Байкальского государственного биосферного заповедника, территория которого занимает 186 000 га, показывая на новенький красивый гостевой центр, где он только что развешивал дополнительные вывески на китайском под описаниями флоры и фауны. "Самое главное - это вовсе не вывески на китайском, а туалеты, экологические тропы и гостевые домики".

Исследования глубинной 
байкальской питьевой воды не выявили обнаруженных на мелководье токсинов

Одной из сильных сторон России при ее огромных размерах является то, что ресурсы не ограниченны. И если земля или водоем загрязнены, то раньше было возможно найти незагрязненные где-то еще. Но стремление изменить это отношение к природе есть.

Принимая во внимание рост количества посещающих озеро людей, экологи обращают внимание на почти полное отсутствие как очистных сооружений, так и биотуалетов, производящих вместо сточных вод компост. По словам г-жи Рихвановой, "стоки из туалетов, кухонь попадают в грунтовые воды, а вместе с ними прямо в озеро Байкал".

Кое-где стало настоящим бичом цветение водорослей, хотя некоторые и утверждают, что это скорее результат вызванных маловодьем низких уровней озера, а не антропогенное воздействие. Жители некоторых деревень столкнулись с проблемой падения уровня воды в артезианских скважинах.

"Люди полагают, что раз они живут на Байкале столетиями и у них всегда были такого рода туалеты, то так будет продолжаться вечно", - говорит г-жа Рихванова. "Нет еще достаточного понимания того, что Байкал хоть и огромен, но тем не менее хрупок".

Притаились и другие угрозы.

Согласно исследованию Иркутского регионального управления министерства природных ресурсов и экологии, после закрытия комбината остались отходы, которые просачиваются в грунтовые воды и продолжают, по-видимому, загрязнять озеро. Озабоченность российских властей вызывают также планы Монголии перегородить плотинами Селенгу, главную впадающую в озеро реку.

Москва уже предприняла некоторые меры, направленные на сохранение озера. Сергей Донской, министр природных ресурсов и экологии, сказал, что правительство планирует создать в регионе новую систему управления коммунальными сточными водами, а также то, что оно даст местным властям больше полномочий при выполнении федеральных охранных программ.

В значительной степени сможет помочь и озабоченность вопросом широких масс. Проблемы Байкала - это одна из тем, способных спонтанно вывести на улицы тысячи протестующих, если угроза становится очевидной. Несколько лет назад "Транснефть", государственная нефтяная компания, предложила строительство нефтяной трубы вдоль побережья озера. Президент Владимир Путин был вынужден прислушаться к многоголосым протестам и приказал перенести трубу подальше от озера - один из немногих случаев, когда он пошел на уступки протестующим. Бизнесмены пытаются проводить различные эксперименты, например, строить "зеленые отели", для выращивания находящихся под угрозой местных растений. Организация "Большая байкальская тропа" каждое лето привлекает тысячи волонтеров, помогающих прокладывать тропинки для велосипедистов, и планирует установку биотуалетов.

Все это указывает на изменение отношения к озеру, но г-жа Рихванова говорит, что было бы преждевременно заявлять, что битва за Байкал завершена. "Мы добились некоторых изменений, это так, но пока что я еще не могу сказать, что мы выиграли", - сказала она. "Есть еще много нерешенных проблем. Сейчас еще слишком рано кричать ура".

Текст взят с сайта газеты, публикацию подготовил Анатолий Юрков, "РГ".

Комментарий

Академик Михаил Грачев еще и соавтор изобретения способа производства глубинной питьевой воды Байкала. Фото: Вместе.РФ

Академик Михаил Грачев: Произошел типичный информационный вброс

В газете The New York Times появился типичный информационный вброс - статья, якобы выражающая обеспокоенность тем, что вода Байкала, в том числе, по умолчанию, глубинная, подвергается загрязнению фекальными стоками, также обращает на себя внимание то, что вследствие сложившегося недавно небывалого увеличения потока туристов уровень загрязнения прибрежных вод быстро растет.

Возможность публикования подобной статьи, которая реально может нанести ущерб якобы планируемым многомиллиардным контрактам на производство глубинной байкальской питьевой воды, я предвидел еще в 1990 году.

Я утверждаю, что вода из ядра озера Байкал, то есть вода, находящаяся в центре его водного тела, пока никак не пострадала от антропогенного загрязнения. Напротив, загрязнение Байкала в прибрежной мелководной зоне действительно имеет место, и рано или поздно, хотя это и очень мало вероятно, может проникнуть в зону ядра, то есть в объем воды на глубинах от трехсот метров до нескольких сотен метров. Почему это предположение является маловероятным?

Еще в 1991 году американский исследователь Рей Вайс и его команда опубликовали в журнале "Нэйчер" данные о возрасте байкальской воды на разных глубинах, от нуля до максимальной. Под возрастом понимается время, прошедшее с того момента, когда находящаяся в датируемом слое вода располагалась на поверхности. В случае средней котловины Байкала возраст воды при глубине 0 метров составлял, естественно, 0 лет, на глубине 1600 м возраст оказался равным 8 годам, а возраст воды ядра на глубине 1400 м оказался равным 16 годам.

Можно надеяться, что та вода Байкала, из которой производится бутилированная глубинная питьевая вода, не пострадает в течение еще одного десятилетия. Но это предположение пока отнюдь не доказано. Исследования "байкальского экологического кризиса" были начаты нами еще в 2011 году, и первые данные о нем были опубликованы в российском журнале "Доклады Академии наук" в 2012 году, но исследования, в частности из-за недостатка финансирования, далеко еще не окончены. Пока на эту работу не дан госзаказ. Тем не менее наши исследования глубинной байкальской питьевой воды, выполненные в основном с использованием техники иммуноанализа, не выявили ни одного из тех токсинов, которые были найдены мелководье.

Истинные намерения авторов статьи выдает следующий абзац: "В значительной степени сможет помочь и озабоченность вопросом широких масс. Проблемы Байкала - это одна из тем, способных спонтанно вывести на улицы тысячи протестующих, если угроза становится очевидной...".

Я готов вступить в публичную дискуссию с газетой "Нью- Йорк таймс" по затронутому вопросу.

rg.ru

Можно ли пить воду из Байкала? говорят, она чистая

Вспоминаю часто ролик гринпис, про Байкал. Сегодня еще можно, но если верить этой статье, его тоже постепено "убивают". Сегодня самая большая угроза загрязнения озеру исходит от двух источников – города Улан-Удэ и Байкальского целлюлозно-бумажного комбинат (БЦБК) . В счет также должно быть принято загрязнение озера промышленностью Приангарья (Иркутская область) через атмосферу. Сточные воды завода проходят четыре стадии обработки: полную биологическую, химическую, механическую и дополнительную биологическую обработку. Однако, они полностью не освобождаются от вредных веществ. После двадцати разового разбавления они выливаются через глубокий рассеивающий выход в 150 метрах от берега на глубине около 40 метров. Каков уровень минерализации сточных вод завода? Высокий. Даже допустимый уровень минерализации превышает минерализацию вод Байкала более чем в шесть раз. Допустимый уровень сульфатов превышает их содержание в воде Байкала более чем в шестьдесят раз, и почти в двести раз хлоридов. В таких условиях бесполезно отрицать или недооценивать загрязнение, и тем более, что периодически допустимые пределы превышены для этих сточных вод по технологическим причинам. Эксперты оценивают общее количество минерализации сточных вод в 460 мг/г, включая 300 мг/л сульфатов, 73 мг/л хлоридов, и 45 мг/л органических веществ. Водные образцы были взяты по секциям 20 км обособлено. На каждой секции они были взяты на глубине 0, 5, 25, 50, 100, 200, 500, 800, 1000, 1200, 1300 и 1400 метров. Образцы были проанализированы на легкие (C12) и тяжелые (C13) изотопы углерода. Самый низкий уровень C13 считался типичным для центрального Байкала, а более высокие уровни типичны для воды Севера и Юга Байкала. В глубине вода имеет содержание C12 выше, которое может относится к подводному течению подземных вод ниже массы воды озера. Речная вода имеет более высокий уровень C12, и подобная вода выливается в озеро из Байкальского и Селенгинского заводов. Несмотря на все это, концентрация тяжелого изотопа в водах Байкала повышается. За годы 1978-1986 концентрация C13 повысилась на 2-3 промили, а с 1986-1988 по-другому на 1.5-2 промили (тысячная часть) . Соотношение изотопов серы, легкого 32 и тяжелого 34, в водах Байкала изменяется от +7.6 до 23.9 промили, в среднем +12.2. Прибрежные воды характерно имеют более высокое соотношение, чем воды центральной части озера. Они имеют наиболее тяжелое содержание изотопа. Это обусловлено вследствие того, что прибрежные воды пополнены подземной водой или водами, формирующимися в результате распада соле-опорных депозитов. За более чем 15-летнюю работу завода, 800 тысяч тонн минеральных солей, главным образом сульфаты и хлориды натрия, были выпущены в Байкал в сточных водах. . Однако, выпущенные соли распределены неравномерно. Это главным образом Южный Байкал, который является загрязненным в области слива БЦБК сточных вод. Свой вклад в загрязнения вносят и другие предприятия. Гусиноозерской ГРЭС, Селенгинским ЦКК и г. Улан-Уде. Улан-Уде - самый крупный загрязнитель Селенги, на его долю приходится 53 % всех сточных вод, сбрасываемых в крупнейшую реку бассейна Байкала. В 1988 г. выбросы городом вредных веществ в атмосферу составили 152,2 тыс. т, из них 58,2 тыс. т пришлось на долю промышленных предприятий, 94 тыс. т - автотранспорта. Селенгинский ЦКК в том же году выбросил в атмосферу 44,1 тыс. т загрязняющих веществ. В воды Селенги комбинатом было сброшено 11,9 тыс. т минеральных веществ, 3,4 тыс. т органических и 135 т. взвесей. Выбросы в атмосферу Гусиноозерской ГРЭС превысили 63 тыс. т/год. Свою лепту также вносит и Байкальский ЦБК, комбината в атмосферу составили 30,4 тыс. т. вредных веществ, в воду Байкала - 51,9 тыс. т минеральных веществ, 4,7тыс. т органических и 532 т. взвешенных.

touch.otvet.mail.ru

Вода из байкала — Можно ли пить воду из Байкала? говорят, она чистая — 3 ответа

Ответ от Desviado[гуру]
Вспоминаю часто ролик гринпис, про Байкал. Сегодня еще можно,
но если верить этой статье, его тоже постепено "убивают".
Сегодня самая большая угроза загрязнения озеру исходит от двух источников – города Улан-Удэ и Байкальского целлюлозно-бумажного комбинат (БЦБК) . В счет также должно быть принято загрязнение озера промышленностью Приангарья (Иркутская область) через атмосферу.
Сточные воды завода проходят четыре стадии обработки: полную биологическую, химическую, механическую и дополнительную биологическую обработку. Однако, они полностью не освобождаются от вредных веществ. После двадцати разового разбавления они выливаются через глубокий рассеивающий выход в 150 метрах от берега на глубине около 40 метров. Каков уровень минерализации сточных вод завода? Высокий. Даже допустимый уровень минерализации превышает минерализацию вод Байкала более чем в шесть раз. Допустимый уровень сульфатов превышает их содержание в воде Байкала более чем в шестьдесят раз, и почти в двести раз хлоридов. В таких условиях бесполезно отрицать или недооценивать загрязнение, и тем более, что периодически допустимые пределы превышены для этих сточных вод по технологическим причинам. Эксперты оценивают общее количество минерализации сточных вод в 460 мг/г, включая 300 мг/л сульфатов, 73 мг/л хлоридов, и 45 мг/л органических веществ.
Водные образцы были взяты по секциям 20 км обособлено. На каждой секции они были взяты на глубине 0, 5, 25, 50, 100, 200, 500, 800, 1000, 1200, 1300 и 1400 метров. Образцы были проанализированы на легкие (C12) и тяжелые (C13) изотопы углерода. Самый низкий уровень C13 считался типичным для центрального Байкала, а более высокие уровни типичны для воды Севера и Юга Байкала. В глубине вода имеет содержание C12 выше, которое может относится к подводному течению подземных вод ниже массы воды озера. Речная вода имеет более высокий уровень C12, и подобная вода выливается в озеро из Байкальского и Селенгинского заводов. Несмотря на все это, концентрация тяжелого изотопа в водах Байкала повышается. За годы 1978-1986 концентрация C13 повысилась на 2-3 промили, а с 1986-1988 по-другому на 1.5-2 промили (тысячная часть) .
Соотношение изотопов серы, легкого 32 и тяжелого 34, в водах Байкала изменяется от +7.6 до 23.9 промили, в среднем +12.2. Прибрежные воды характерно имеют более высокое соотношение, чем воды центральной части озера. Они имеют наиболее тяжелое содержание изотопа. Это обусловлено вследствие того, что прибрежные воды пополнены подземной водой или водами, формирующимися в результате распада соле-опорных депозитов.
За более чем 15-летнюю работу завода, 800 тысяч тонн минеральных солей, главным образом сульфаты и хлориды натрия, были выпущены в Байкал в сточных водах. . Однако, выпущенные соли распределены неравномерно. Это главным образом Южный Байкал, который является загрязненным в области слива БЦБК сточных вод.
Свой вклад в загрязнения вносят и другие предприятия. Гусиноозерской ГРЭС, Селенгинским ЦКК и г. Улан-Уде. Улан-Уде - самый крупный загрязнитель Селенги, на его долю приходится 53 % всех сточных вод, сбрасываемых в крупнейшую реку бассейна Байкала. В 1988 г. выбросы городом вредных веществ в атмосферу составили 152,2 тыс. т, из них 58,2 тыс. т пришлось на долю промышленных предприятий, 94 тыс. т - автотранспорта.
Селенгинский ЦКК в том же году выбросил в атмосферу 44,1 тыс. т загрязняющих веществ. В воды Селенги комбинатом было сброшено 11,9 тыс. т минеральных веществ, 3,4 тыс. т органических и 135 т. взвесей. Выбросы в атмосферу Гусиноозерской ГРЭС превысили 63 тыс. т/год.
Свою лепту также вносит и Байкальский ЦБК, комбината в атмосферу составили 30,4 тыс. т. вредных веществ, в воду Байкала - 51,9 тыс. т минеральных веществ, 4,7тыс. т органических и 532 т. взвешенных.

3otveta.ru


Смотрите также